Интервью с группой «Несогласие» — о музыке, влиянии и лучшей питерской шавухе

В минувшую субботу в клубе «Город» отыграла уже свой третий московский концерт молодая питерская группа «Несогласие». Ребята записываются под лейблом Ionoff Music, тусуются на Лиговском и просто кайфуют от жизни. Мы поговорили с ними о музыке, лучшей питерской шавухе и узнали секрет, как стать девушкой, о которой будут писать песни молодые музыканты.

— Насколько я знаю, первый ваш шоукейс в Москве был в сентябре на Moscow Music Week. Что изменилось в музыке и в вас самих с того момента?

Вообще, первый наш концерт в Москве был 12 марта. Изменилось то, что первый концерт был сборный, там участвовали 4 группы, из которых две были московскими, ну и собрали мы народа тогда даже меньше, чем сейчас (прим. ред: ~50). Потом на шоукейсе выступили, где с нами также было много групп, да и сам клуб не очень.

— Вы в «Садах» ещё выступали вроде, в июле?

Максим (Солист): Сады (прим.ред: «Сады Бабилона») вообще не очень клуб, по моему мнению, особенно для выступления летом: там кондиционируемость так себе и соседи, но мы были в прошлый раз в «Джао Да» — он получше. Хотя здесь (прим. ред: в «Городе») нам понравилось: мы не брали никакую группу для разогрева, но были, конечно, трудности, которых стоит избегать в дальнейшем, что мы собственно и сделаем. Тем не менее, мы рады сегодняшнему первому сольному концерту, из-за спешки была лють, но в целом круто.

— Вы записываетесь в антилейбле Ионова, в чем же ваше анти кроме названия?

До этого у нас был лейбл Nikitin Music Group, но нам не нравились условия, на которых они нас держали, так что мы решили пойти к Ионову, который, к тому же, сам это предложил. На самом деле, мы не видим ничего такого анти в этом — это такой же лейбл, возможно, за тем исключением, что нет той серьезности, которую стараются придать себе все лейблы, но они все равно на самом деле паскудные. Сам Саша очень хороший человек, он нам много с чем и где помог, именно поэтому мы на его лейбле.

— Кем тогда нужно быть, чтобы к нему попасть?

Артем (барабанщик): Играть в «Ионотеке».

Максим: Нет, играть в «Ионотеке» недостаточно. К примеру, когда мы первый раз общались с Сашей, я ему кинул наш первый альбом и он сказал прямо: «Чуваки, мне ваш альбом не нравится, это какой-то русский говнорок». Позже, он, послушав, вник, мы выпустили еще второй альбом (прим. ред: «Все в порядке, все пройдет»), и ему очень понравилась наша музыка, он захотел нами заниматься и, мне кажется, тут тупо в симпатии дело.

— Кого из тусующихся в Ионотеке групп вы любите, а кого — терпеть не можете?

«Бенгальские Подонки» — друзья хорошие, каверили наш трек, «Грушевый Сидр», но они не считаются тусой Ионотеки». Ещё «Почти счастье» и «Хозяйственное мыло». Из тех, кого недолюбливаем — «Увула».

— Многим в сравнение с вашим вторым альбомом напрашивается «Пасош», сегодня в зале тоже многие кричали про схожесть. Что ответите на это?

Максим: Это как мем на самом деле, и с одной стороны да — это смешно, а с другой — нам не нравится, что люди вешают такие ярлыки, которых можно было бы избежать. «Пасош» так же возникли не из пустоты — и они на кого-то ориентировались. Причем мы с «Пасош» неплохо общаемся, с их гитаристом Кириллом у нас есть общие интересы в музыкальном плане, он тоже увлекается мидвестом… Sunny Day Real Estate, Mineral — мне они также очень нравятся. Однако мы не будем оспаривать, что группа «Пасош» оказала на нас какое-то влияние, и это можно услышать в наших песнях, но большее влияние мы испытали от американского мидвеста 90-х.

Вам же всем около 18?

Да, ты прям попала.

— Чего тогда в целом не хватает отечественной сцене, судя по вашему молодому взгляду?

Максим: Если говорить про рэп-сцену, то сейчас появилось гораздо больше достойных исполнителей, как пример — Хаски. Что касается гитарной сцены — очень мало готики и какого-то пост-панка с колдвэйвом. На западной сцене есть Lebanon Hanover, и они делают просто шикарнейшие вещи. Когда-то пост-панком называлась группа «Буерак», но то, что они играют в последнее время — это «Моторама» для бедных. Поэтому я бы очень хотел видеть какие-то пост-панк мотивы на нашей сцене и в дальнейшем лично от себя планирую что-то в неё привнести.

— Расскажите про Питер и про классные места, где можно потусить.

Максим: Наверное, Лиговский проспект и его дворы. Песня «Санкт-Петербург», которая, на самом деле, нам всем не очень импонирует, потому что она не была исполнена так, как хотелось, открывает много тем, которые нам близки: те же дворы, которые Тёме (прим.ред: барабанщику) больше всех нравятся, но он вообще сам больше по индустриалу. Но меня весь Лиговский проспект вдохновляет, условно от той же Ионотеки, заканчивая дворами и крышами.

Артем: У меня улица Рубинштейна.

Денис (Басист): Балтийская и Красный Треугольник, наверное.

— Лучшая шавуха в Питере?

В общем, приезжаете на Лиговский и выходите в сторону магазина «Музторг» на улице Марата — там будет шаверма на вывеске со звездочками в клевом дизайне, типа «акция — 150 рублей шаверма плюс морс». Шаверма там прям огромнейшая.

— У вас были проблемы с полицией, за комендантский час может забирали?

Максим: У меня был один прикол, потому что остальные чуваки довольно аполитичны, а я — группа «несогласие». Так вот, я гулял на митинге Навального, а после мы пошли на крышу, чтобы встретиться со старым басистом, что было вообще импульсивно, но тем не менее. А как потом оказалось, за нами шли полицейские и нас всех забрали. Что самое ироничное, других совершеннолетних чуваков не забрали, а нас, на тот момент несовершеннолетних, увезли. А дебоша или чего-то подобного никогда не было.

И последний вопрос: какой нужно быть девушкой, чтобы про нее писали такие страдальческие песни?

Артем: Выдуманной.

Максим: Как басистка Lucidvox, конечно. Она очень импозантная. Ну, или Эммой Уотсон.

Виктория Кобзева

Тэги: , , , , ,