«На ножах» рассказывают про песни с альбома

Буквально на днях у представителей шумной и едкой стороны нашей сцены, группы «На ножах», вышел дебютный альбом, который получил название «Помешательство». Мы попросили группу рассказать нам о каждой песне с их первого большого релиза.

 

 

Враги 

Аня Шварц (барабаны): Это была первая песня которую мне показали на моей первой репетиции с «ножами». Мне сказали: «сделай вот так», я сделала, и так мы за пять минут поняли что я остаюсь в группе. Песню сделали буквально за 10 минут и долгое время она существовала без текста под кодовым названием «Интро». А потом наша родина дала очередной повод задуматься о тщетности бытия (конкретнее — избиение молодежи ментами на рэп-фестивале Hip-Hop Mayaday в мае этого года), и у Паши родился текст, а «тихий психоделический кусок» стал куплетом. Первый вариант текста, кстати, был антиклерикальным, но менты «превзошли» попов.

 

Некуда бежать 

Аня: Вторая песня, сделанная «ножами» (тогда еще без нынешнего гитариста Жени). Крутой концепт, что и на альбоме песня тоже вторая. Моя любимая часть трека это первые секунды, когда Женя хуярит по струнам в том месте, где они уходят в колки, придумал это еще наш первый гитарист Гоша, и этот момент это задавало тон всему треку. Интересный факт еще в том, что последние два года выдались у меня очень тяжелыми, — похороны за похоронами, — и на вопрос тогда еще почти незнакомому басисту «о чем эта песня?», он сказал: «О страхе смерти». Вот такое вот совпадение. 

 

Сон разума 

Женя Строков (гитара/вокал): Трек, в котором партия первого гитариста Гоши (он же — инициатор песни) осталась практически неизменной. Трек получился самым пригранжованным из всех, построен на пауэр-аккордах и есть классные разгоны — все как мы любим. Смысл текста не такой очевидный, как в остальных треках, слушателю есть где разгуляться и пофантазировать. Паша хорошо передал образность, сославшись на известную гравюру Гойи «Сон разума рождает чудовищ». Она переплелась с, к сожалению, актуальной темой домашнего насилия, и даже конкретным адовым случаем 6-лентей давности — делом семьи Кабановых. Волнующий вопрос — что заставляет, казалось бы, внешне адекватных людей совершать абсолютно дикие, насильственные, кровавые поступки в отношении своих близких? Не иначе как помешательство, затмение в голове, сон разума. Трек мы уже выпускали на EP, а для лонгплея перезаписали и он стал звучать иначе, более собранно и сюрреально что ли. 

 

Ошибки

Паша Орлов (бас): Песня, на мой взгляд, является примером того, как отстойные личные обстоятельства можно переплавлять во вполне годное творчество. Столкнувшись с одной крайне неприятной проблемой, в которой ничего уже нельзя было изменить, я нашел прекрасное и действенное решение — взял бас в руки и довольно быстро накидал несколько рифов и мелодий. Мне непросто даются тексты, но на эмоциях финальная объемная простыня сложилась буквально на ходу. Мне очень нравится, что у группы «на ножах» почти нет треков со стандартной структурой «куплет-припев-куплет-припев», но этот трек я бы особенно выделил за его трехактовую закольцованную структуру. А еще в первом и втором актах здесь просто фантастическая барабанная партия. Я не очень представлял, как здесь могут звучать драмсы, но Аня буквально с первого раза сыграла оригинальные и идеально подходящие рисунки. Песня тоже уже ранее была на EP, и в перезаписанном варике, мне кажется, мы удачнее смогли вытянуть такую безысходную эмоцию второго акта.

 

Равноденствие

Женя: Этот трек был написан ещё с красноярской группой sonograms, незадолго до моего переезда в Москву. Те, кто был на последних концертах в Красноярске, застали версию с текстом на английском. Я в принципе не слушаю русскоязычную музыку, поэтому переделать текст было очень сложно. Последние слова мы дописали в студии прямо перед записью. Хотелось интерпретировать Everything Stays из мультика «Время приключений». Получился трек с намёком на кармические возмездия о том, как мы верим в постоянство вещей, которые таковыми не являются. Трек как будто чуть выбивается из всего альбома и по музыке, и по тексту, и нам это очень нравится.

 

Пёс

Паша: В нашей стране острейшим образом стоит проблема отношений между человеком и животными, и в частности все очень плохо с животными бездомными. Меня эта тема сильно волнует, так что появление соответствующей песни было лишь вопросом времени. Трек тоже родился очень быстро под впечатлением от очередной драматичной картины — зимой в моем дворе завелся бездомный кабель, влюбившийся в течную суку из соседнего подъезда. Понятно, что ему там ничего не светило, а его довольно крупные размеры сводили на ноль возможность обрести хозяев, но вот эта отчаянная инстинктивная верность, надежда в абсолютно безнадежной ситуации, плюс ужас существования одинокого животного в огромном зимнем городе меня просто пронзила.

 

Уходи

Паша: Самый маленький и самый злой наш трек. Такая чуть ироничная игра в тяжеляк и митол. Особого «веса» альбомной версии придало гостевое участие Максима Аляски, гитариста из металовской тусовки (например, группы Naska и Morana). Его грамотные диссонасы позволили усилить пздц-лейтмотив песни. А посвящена она, с одной стороны, всем, родившимся после 2000-го года, а с другой — всем любителям задерживаться в насиженных креслах и последствиям такого сидения.

 

Любовь

Паша: Я убежденный атеист, но для этого трека в качестве текста взял отрывок из Нового Завета. Противоречия тут не вижу, потому что Библия — это прежде всего литературный памятник. После мрака, который мы нагнали предыдущими треками этот — попытка выйти к чему-то обнадеживающему, приподняться над обыденным и экзистенциальным ужасом. И совершить прорыв к свету нам, разумеется, помогают друзья — на вокал мы пригласили Никиту Розина из великой группы EEVA, потому что его тембр тут подходил просто идеально; виолончель записал Валя Мингалев, а над трубой и саксофоном удаленно работал красноярский друг Жени Ваня Бобко (он же сотрудничал, например, с новосибирцами Niggers). И вновь тут небольшой эксперимент со структурой: длинное вступление, простыня текста и длинная-длинная концовка медитативного, обнуляющего характера.