Jager Music Awards 2019: мнение редакторов СТОРОНА

Завершилась ежегодная премия Jager Music Awards 2019. Обдумав список награжденных, обсудив формат события, СТОРОНА представляет авторские мнения редакции по тому, как прошла в этом году самая шумная отечественная премия: что было круто, а чего совершенно не хватило.

 

Сингл года: Shortparis — Страшно
Видео года: Shortparis — Страшно
Рок артист: Петля Пристрастия
Хип Хоп: масло черного тмина
Электронный артист: Shadowax/Ishome
Лейбл года: Ored Recordings
DJ года: София Родина
Событие года: Боль
Вклад в индустрию: Сергей Мудрик
Young Blood Grand Prix: Блеск Бати
Young Blood Special Prize: Zavet
Young Blood People’s Choice Беларусь: Лера Яскевич
Young Blood People’s Choice Казахстан: shtd.
Young Blood People’s Choice Россия: Bagauhom
Live Prize Беларусь: Лиса
Live Prize Казахстан: shtd.
Young Blood InSimple: Бабба, АНГЕЛ

 

Галла Гинтовт: Премия проходит ежегодно, собирая довольно много критики как от слушателей, так и от участников. Основные претензии заключаются в том, что каждый раз в номинациях фигурируют одни и те же имена, для победы в номинации Young Blood группы используют накрутку голосов, да и сам список номинаций никак не расширяется.

Я вижу проблему больше не в самой премии, а в отсутствии конкурентных мероприятий, отсутствии единых критериев для оценки лучших и непрозрачности голосования. Ведь по сути действительно создан экспертный совет, который полностью формирует список участников, что исключает возможность нечестных побед. И лично я, являясь участником этого совета, была удовлетворена результатами, многое совпало с мнением коллег. Например, меня очень порадовало, что в этом году был оценен вклад Сергея Мудрика, занимающегося популяризацией наиболее актуальной независимой музыки через телевидение, и замечена деятельность лейбла Ored Recordings, который занимается таким важным делом, как сохранение и развитие национальной музыки.

Но критика продолжает нарастать, что вероятно было бы нивелировано, если бы на всех этапах голосования оно оказалось бы открытым зрителю. Как создать единые критерии для оценки творчества — пожалуй, вообще главная проблема музыкальной журналистики, и у меня нет предположений как её разрешить — это в любом случае субъективность, если бы мы стали оценивать только техничность исполнения или, скажем, популярность артиста, или продуктивность по количеству выпущенного материала, то всё обаяние искусства оказалось бы вычеркнуто из музыки. Так что, в любом случае останутся несогласные. Причем, Jager Music Awards ещё пытается как-то учитывать всё, дав право участвовать как молодым именам, так и уже заметным, голосовать как известным критикам, так и слушателю.

Так что лучшим выходом вижу или создание альтернативных мероприятий со свежими идеями, или расширение сферы своих интересов для премии Jager, тем более, что слово «indie» уже изъяли из её названия.

 

 

Михаил Конатус: Начать стоило бы с темы, для чего назначаются премии, тем более в музыкальной деятельности — очевидно, что речь про подтверждение значимости конкретного музыканта, группы или коллектива для индустрии в её зарождающимся виде. Наличие премии также легитимизирует её состоятельность: чем больше получают внимание важные для слушателей артисты, тем быстрее она трансформируется, «созревает».

То есть, если рассуждать с этого момента, выбор жюри и моих коллег обусловлен общей согласованностью, кто за короткий промежуток времени от полугода до пары лет прошёл большой путь труда в искусстве и творчестве, доказал если не уникальность, то уровень того, что создаётся.  Список победивших в номинациях не вызывает удивления, не отторгает от себя, какими бы ни были ехидные заявления в духе «главные герои независимой сцены подписаны на мэйджор лейбл». Что нисколько не противоречит изначальной «независимости».

С другой стороны, восприятие Jager Music Awards нередко исходит из непонимания работы музыкальной индустрии, во многом у находящихся «на старте» вхождения в неё. Поэтому, чтобы сгладить проблему номинации «Свежей крови» с мнимой «коррупциогенностью» (как известно, коррупция не причина проблем, а следствие, поэтому и не нужно с ней бороться, а точнее менять систему) ей нужна массированная атака: «пост про X, которая загрузила трек буквально пару часов назад», «а вы слышали этот необычный трек от Y?», «Чем удивят нас Z на этот раз?». При условии того, что для регистрации в номинации нужно показать, что музыкант залил песни не ради премии (что она даст ему?), а ради реального и действующего на известность эффекта.

По поводу оценки, с Галлой могу отчасти согласиться — не каждый рецензент-музыкальный журналист, увы, является слушателем и музыкантом, продюсером, умеющим делиться и рассказывать, из-за чего часть так называемой «музыкальной критики» с их медиа не имеет будущего. Чем опытнее, тем меньше так называемого «субъективного» и желания делиться тем, что «по душе» автору: объективные критерии существуют (и да, знаю, что мнение моих друзей-коллег здесь идёт в противоречие). Выделю для себя то, чем руководствуюсь сам: Актуальность, Контекст, Содержание и Соотношение качества звука и музыки как таковой. Как можно заметить, критерии выходят за рамки персонального опыта, что и требуется для объективного взгляда.

 

Сергей Сиразутдинов: Если говорить об итогах этого года, то жалко, что в главных номинациях не получилось интересного «разлёта» победителей. Особенно с учётом, что на момент вручения премии о Shortparis говорили безумно много. С другой стороны, именно по этой причине они и заслуживают получить основную награду, потому что о своём отношении к группе даже в курилках судачат.

Лучшая победа — Ored Recordings в числе лауреатов. Лейбл занимается большущим делом, собирая традиционную музыку в разных уголках Кабардино-Балкарии. Надеюсь, таких проектов будет всё больше.

Рад, что выделили Мирабеллу Карьянову в «электронике». Любой релиз её проектов — тык, сразу в цель. Круто видеть «Петлю пристрастия», которая в этом году быстрыми шагами прорвалась к массовому слушателю. Они этого заслуживают, с нетерпением жду новую «Кассиопею». «масло черного тмина», видимо, продолжает получать авансы. Может выльются в хороший, цельный альбом.

Сильно не хватает номинации для отдельных живых выступлений. Таких всё больше, хотелось бы, чтобы награждали за перформансы.

Jager Music Awards с годами всё шире, но необходимость в премии, отмечающей заслуги отечественных музыкантов, пока окончательно не закрыта. Может действительно пора, беря в расчёт всё тот же успех Shortparis, окончательно забить на деление «зависимой» и «независимой», сделать что-то гораздо шире. На «Степном Волке» спокойно сосуществовали и Алла Борисовна, и «Фруктовый кефир». Классно же.

 

 

Надя Самодурова: Мне кажется, что наличие премии на отечественной сцене — это скорее всё-таки хорошо. Так же как и условный фестиваль «Боль». У музыкантов появляется дополнительная мотивация и потребность выпустить что-то стоящее, потому что тебя могут заметить, куда-то позвать, за что-то, как в данном случае, поощрить. Но и недостатков у данной премии целый воз, что невозможно не отметить. Они набирают по большей части адекватное жюри, которое действительно имеет хоть какое-то отношение к андеграунду, но проблема в том, что из года в год в номинациях видны примерно одни и те же артисты, хотя есть за что похвалить других.

Я соглашусь с Серёжей, что премии (этой или любой другой, которая когда-либо появится) не хватает и других номинаций, которые на самом деле так же или даже более важны, как мне кажется. Например, альбом года. Вряд ли бы в этом году данную награду отдали Shortparis, хотя группа безусловно выделяется не только среди отечественных артистов, но главный её конек, выступления — и тут тоже не хватает номинации за лайвы. Лучший лайв, наверняка всё ещё Shortparis, хотя и здесь есть конкуренты вроде «Хадн Дадн» или группы «Спасибо». Очень жаль, что эти группы не взяли ничего в этом году, хотя они действительно многое сделали, на мой взгляд.

Ored, фестиваль «Боль», вклад Серёжи Мудрика — это всё для меня очень оправданно.

Маленький лейбл Ored Recordings продвигает отнюдь не популярную музыку, устраивает у себя фестивали и привозит деятелей культуры, вот что действительно круто. «Боль», которая из можно сказать междусобойчика развилась в большой фестиваль, на который съезжаются иностранные артисты (и более того уже хотят сами приезжать). Серёжа, благодаря которому некоторые музыканты увидели возможность сказать маме — «смотри, я в телеке», и попробовать показать себя большой аудиотории. Young Blood Grand Prix у «Блеск Бати», это вообще отъезд, что минский исполнитель появился у людей на устах не только благодаря пабликам.

 

 

Хочется отметить, что на вручении было максимально тухло, ввиду отсутствия какой-то важности момента, ведущего не было, никто не выходил объявлять других, не было таинственного момента ожидания и награждения, 1 секунда и всё — люди вокруг даже не понимали и не замечали, кто выигрывал. Тогда зачем всё это было нужно? Хотя бы само вручение,  остаётся не ясным. Всё же, хотелось бы, чтобы премия, несмотря на поддержку спонсора, постаралась максимально отойти от этой увязки и постаралась объективно наградить тех, кто этого достоин, в том числе в рамках самой премии.

 

Алексей Боровец: Мне хочется добавить несколько тезисов не столько о результатах премии в этом году, сколько о текущем моменте и институте музыкальных премий в России, в целом.

Что меня смущает в Jager Music Awards? Галла отметила, что из названия исчезло слово «indie». Я скорее жду, когда исчезнет слово «Jager». И без того рекламой пронизано всё, и меня раздражает, что для участия в этом довольно-таки значимом конкурсе, участники обязаны ставить своё творчество на одну полку с продукцией Jagermeister. Второй негативный момент (и он уже был упомянут моими коллегами) — существование интернет-голосования. Понятно, что в эпоху «Фабрики Троллей» это не более, чем гонка за звание лучшего SMM-щика. Какое отношение это имеет к музыке, понять сложно. Мне кажется, в 2019-м подводить итоги конкурсов с помощью интернет-голосования несовременно. Про недостаточность имеющихся номинаций уже было сказано другими редакторами. В целом, это характерная ситуация. У премии Родной Звук номинаций гораздо больше, но и там можно найти пробелы (конкретно в жанровых номинациях). Возможно, проблема кроется уже в самой условности жанровых рамок, однако, всего лишь три жанровые номинации Jager Music Awards (рок-артист, хип-хоп артист и электронный артист) уж точно не отражают многообразие современной независимой музыки в России.

Что хорошего в Jager Music Awards? Хорошо, что премия вообще есть. Это и ещё одна возможность для артистов показать себя новой аудитории (и соответственно увидеть реакцию) и лишний повод для всех поговорить о самых интересных современных музыкальных проектах и о проблемах индустрии. Чем больше разнообразных (!) будет премий, тем лучше. И в этом отношении Jager Music Awards, конечно, может быть, как примером, так и триггером, подталкивающим делать новые премии, конкурсы, проекты.