Девчачий бунт: развитие фем-панка в России

«Твое уважение мне нахуй не нужно, закрой дверь и поставь мои сумки, пока пьешь пиво с пацанами, ты чё пидор, с пацанами. Помни, что я не пацан», – поёт Лена из «Позоров» в треке «Сексист». Кажется, завсегдатаям панк-сцены придётся потесниться – на неё, наконец, выходят девушки. И они не собираются никому угождать. «СТОРОНА» попыталась разобраться с историей фем-панка на российской сцене и поговорила с его представительницами о том, как рождаются тексты песен, ждать ли нам подъема женских панк-групп и почему оппозиция к чему-либо – не всегда хорошо.

Долгое время гитарная музыка принадлежала мужчинам. Пока The Beatles и The Rolling Stones собирали стадионы по всему миру, девушки довольствовались местами бэк-вокалисток, группиз, и просто фанаток в первых рядах. Зачастую говоря о первой музыкальной эмансипации женщин, вспоминают Патти Смит – она выглядела андрогинно, вела себя на сцене шумно и ярко, и о боже – убирала волосы в хвост. Но кроме нее можно вспомнить и ранних фолк-певиц с гитарами наперевес, а также Дженис Джоплин (Big Brother and The Holding Company), Грейс Слик (The Great Society), или Джоан Джетт (The Runaways).

Но именно 90-е перевернули игру. В США появилось движение riot grrrl – девушки пришли в панк-рок, чтобы создать свою сцену. Они начали собирать all-girls бэнды, вместе учились музыкальной игре и пели о том, что было близко им всем – гендерные стереотипы, сексизм, царящее вокруг насилие и недовольство политикой. «Они малюют на себе слова «шлюха» и «изнасилование» по всему телу, печатают фанзины с названиями вроде Girl Germs и ненавидят до мозга костей медиа. Они называются Riot Grrrls и они пришли за вашими дочерьми», — вот что о движении писали журналисты в 1993 году.

«Женщины становятся настоящими анархистами и революционерами, потому что они всегда были людьми «второго сорта», им приходится пробивать себе дорогу. Вот кто создал все правила в культуре? Мужчины — корпоративное общество белых мужчин. Так почему бы женщине не устроить бунт против этого?», – Ким Гордон, вокалистка и бас-гитаристка Sonic Youth

Точно неясно, когда и как движение получило название «riot grrrl», кто его придумал, и кого считать его лидерами. Да они и не нужны. Важен сам факт – движение стало мощным и заметным периодом в музыкальной культуре Америки и показало миру, что такое фем-панк. «Мы, девушки, хотим музыки и журналов, которые говорят с нами и дают нам почувствовать свою причастность. Потому что мы не хотим принимать стандарты, придуманные мужчинами, в том, какими мы должны или не должны быть. Потому что нас злит общество, которое приравнивает девушку к слабости, глупости и чему-то дурному», — об этом писали в фан-зинах группы Bikini Kill. Кроме них к riot grrrl причисляли десятки групп: Bratmobile, Sleater-Kinney, Heavens to Betsy, Lunachicks и многих других.

И пока в Америке Bikini Kills со сцены пели «White boy, don’t laugh, don’t cry, just die!», в России в рок только начали приходить женщины: в 80-х Жанна Агузарова и Янка Дягилева. В 90-х на коммерческой поп-рок сцене появились Земфира, Диана Арбенина и Светлана Сурганова и их группа «Ночные снайперы», и Юлия Чичерина. В массовом образе девушек в панк-роке не было, но они не могли не появиться на независимой сцене.

Уже ставшие взрослыми бывшие панки вспомнят, как минимум, две женских группы, игравших в 90-е: «Чёртовы куклы» и «Восьмая марта». Обе команды были известны в узких кругах, а среди панков ходила шутка: «У кого голос противнее: у Кукол или у Марты?». В «куклах» играли Маша и Алия, благодаря которым группа и стала заметной, а место барабанщика периодически занимали разные люди. «Куклы» выпустили всего один альбом «Только без истерик», зато сыграли десятки концертов и разделили сцену с популярными в то время коллективами: «Бригадный подряд», «АУ», «Король и шут». На их альбоме традиционный русский панк-рок – сырой, грязный, и слов не разберешь. В основном девушки пели о своих жизнях, в которых большое внимание уделялось тусовкам с алкоголем и наркотиками и тому, как они за это подвергаются осуждению со стороны родственников. «Вот опять рассвет в ментуре я встречаю, знаешь, это все не женское дело. А завтра сейшен, надо выпить, подраться, чтобы было не зря и вроде пиздато, я привыкла так жить, сама за себя», – не феминизм, конечно, но уже заявочка. Их творчество всё же было анти-патриархальным, потому что это были песни девушек, которых не интересует, что про них подумают «нормальные» мужчины и женщины. Быть собой им помогала панк-идеология. В хорошем качестве их песен сейчас нигде не найти, зато до сих пор жива группа Вконтакте, где Маша и Алия поддерживают связь с ценителями их творчества. Обе уже давно ушли из музыки, обзавелись семьями и живут «обычной» жизнью, но на стене группы то и дело появляются старые поклонники, цитируя их знаменитое «Не подходи ко мне, кондуктор, в мои критические дни».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

У «Восьмой марты» история похожа – три постоянных девушки в составе и периодически меняющийся гитарист, один выпущенный альбом «С праздником!» и сотни концертов на разных площадках страны. Два года группа играла под названием Am I Sexy?, после чего сменила его на «Восьмая марта» и начала петь на русском. Кульминацией деятельности «Марты» можно считать участие в передаче «Бит Битва» на MTV в 2000 году и фестивале «Нашествие» в 2001 году  – оба действа транслировались по центральному телевидению. В отличии от «кукол», «Марты» играли смесь жанров, и чистым панком это трудно назвать. К тому же, у них уже прослеживался феминистский посыл, хотя бы в названии. «Меняю на билет свою девичью честь, зачем она мне?», – пели они аж 20 лет назад. Кстати, ударница первого состава Am I Sexy? после ухода в 1997-м году собрала команду «Кретинические дни», которая выпустила единственный альбом «Без башни».

2012 год. Во всех СМИ пишут о Pussy Riot. Их знаменитый панк-молебен в Храме Христа Спасителя сделал их героинями во всем мире, но преступницами в России.
Если вбить в гугл «феминистский панк-рок в России», большая часть ссылок будет посвящена именно Pussy Riot. Безусловно, Pussy Riot – фем-бэнд. Как минимум, потому что четыре девушки вышли и публично заявили о том, что их бесит. А в тексте того самого молебна, девушки просят Богородицу не только изгнать Путина, но и стать феминисткой. А еще критикуют попытки РПЦ контролировать репродуктивные права женщин: «Чтобы Святейшего не оскорбить, женщинам нужно рожать и любить».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Pussy Riot выступают за права и свободу женщин, борются против гендерных ролей, предполагающих фокус женщин на физической привлекательности, а мужчин — на успехе и закрепощении женщин в семье. Путина они считают «символом патриархальных взглядов и сексизма», а также выступают за освобождение политзаключённых и против дискриминирующих законов. Всё это находит отражение в их текстах — очень политизированных («Путин научит тебя любить родину», «Refugees In»). И очень феминистских — в Straight Outta Vagina они заявляют: «Vagina gonna take the stage. Cause vagina’s got a lot to say», а в клипе, где Надя Толоконникова пародирует Трампа, звучит вопрос: «Could you imagine a politician calling a woman a dog? Do you wanna stay in the kitchen? Is that where you belong?».

«Мы персонажи из мультиков про супергероев, которые выбрались из телевизора и вышли захватывать улицы, оставив другим формат возмущений на кухнях и форумах», — говорили Pussy Riot в 2012 году.

Но Pussy Riot – уникальный случай. Это не просто девчачья панк-группа, а, скорее, арт-проект. Всё, что делали Pussy Riot до и после панк-молебна, как и сам он – непрекращающийся перфоманс, за которым до сих пор интересно наблюдать.

Появившаяся в Питере в 2014 году панк-группа «Рванина» адаптировала идеологию американского riot grrrl к российским реалиям и создала термин «район грррл». После релиза альбома Оля и Алира получили кучу обвинений в плохой музыке, но отреагировали на это вполне в своем духе – выпустили трек «Хуёво играю». В творчестве «Рванины» выражается четкая позиций девушек – они выступают против мачизма и закостенелых патриархальных предрассудков в довольно агрессивной манере и критикуют сексисткое отношение к женщинам: «Всю жизнь я проститутка или будущая мать». Что сейчас с группой – непонятно. Официально о распаде они не заявляли, и какая-то активность на их страницах есть.


 

Ольга Карперка, вокалистка: «Район грррл» — простой и понятный неологизм от анг. riot grrrl, указывающий, с одной стороны, на приверженность к этому движению, с другой — снимающий пафос затасканного понятия. Мы всегда были на обочине современной культуры, поэтому и лозунг у нас был подходящий: «Если тебя не принимает ни один движ — шли всех нахуй и создай свой».

«Можно прочитать сотню книг, написанных феминистками, послушать тысячи песен, восхваляющих протесты, устраивать марши за независимость женщин каждый день,но если мы не научимся проявлять свои идеи в каждом моменте жизни, то все эти труды – пустая трата времени», – заявили девушки 8 марта.

В 2017 году активистки Екатерина Бахренькова и Татьяна Волкова создали проект «Панк-рок-феминизм», который впервые презентовали на концерте группы «НАИВ» в Москве в ноябре того же года. Там они раздавали материалы центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры», наклейки и листовки, а Чача со сцены объявил о сотрудничестве с московским Фем-клубом. Листовки быстро переросли в полноценный зин «Панк-рок феминизм», который делали музыкантки, активистки и художницы со всей России. Его московская презентация прошла в октябре 2018 года в баре «Успех» с участием групп «Она», «Девичья фамилия вашей матери», и певицы Сони Каменевой.

«Она», кстати, одни из первых заметных представительниц фем-панка на новой российской сцене. Появившись в 2018 году, девчонки пока не записали полноформатный альбом, но демок полно. Темы традиционные для жанра – рассуждение о насилии («Save my life and every single day I survive, save my world and every single day of HER»), высмеивание гендерных ролей и эмпауринг женщин («Who was the first to hold the stick? Women, girls, you were the first»).

В 2019 году группой активисток и волонтёрок фонда «Нужна помощь» был создан первый в России рок-кемп для девушек Fem-land. Под контролем наставниц желающие девушки в течение двух дней осваивали музыкальные азы, делали каверы, создавали свои группы и в тот же день играли мини-концерт.

Фото: @cuteenotphoto

Вера Майло, наставница Femland 2019, бас-гитаристка группы pincher:

– Femland – прекрасная инициатива, я очень рада, что посчастливилось принять участие в этом проекте. Заявок было действительно очень много? и это здорово, что такое количество девчонок хочет играть рок. И самое главное – может и делает это на крутом уровне, т.е. небольшой толчок в виде кэмпа дал нам группы, которые до сих продолжают играть и выступать. Например, на последнем кэмпе мы уже делили сцену с девчонками из fizzrastvor и они зажгли не по-детски, такой напор и энергетика! Так что кэмп это очень важно и очень круто, прям надежда сцены.

Присутствие девчачьих групп должно стать нормой, не чем-то необычным, неожиданным а просто обыденностью, чтобы не было вопросов, неуместных шуток за 300 про ранеток (сириосли, на дворе 2019 уже) и т.п. Фемлэнд в формате рок кэмпа – огонь идея, лекции, мастер классы, просмотр инспирируюших фильмов – все это тоже помогает и дополняет. Важно создавать сообщество, в котором не будет токсичности, со свободой самовыражения, поддержкой и взаимовыручкой, в таком сообществе будет легче найти и группу, и учителей, скажем так, сестер по духу или братьев, не важно. Поддержка значит много, особенно на начальных этапах, и важно ее оказывать, и это замечательно, что есть такой проект как femland, а главное, что он растет и развивается! Я жду ещё больше крутых панк, а вообще желательно метал-групп на кэмпе, которые будут в дальнейшем поднимать сцену с колен.

Femland не только дал веру в себя, но и привел к появлению вполне конкретных коллективов. Участницы группы «Праздник на твоей улице» познакомились именно на мартовском кэмпе. В апреле они выпустили первый сингл «Извинись, если я тебя обидела». Всего два трека – девчачий панк со злыми текстами. «Цветы и конфеты я очень люблю, стирать, убираться, готовить еду, открой мне дверь — я сама не смогу, хочу трёх детей и отдраить плиту! Мне в кайф работать после работы, за честь приставанья ебучих коллег, меня не учили давать сдачи в школе, учили краситься лучше всех». Но почему-то уже в мае группа заявила о том, что праздник закончился «в связи с разными мироощущением и взглядами участниц». Но девушки пообещали не бросать музыку, поэтому имеет смысл ждать от них новостей.

В 2018 году выстрелила группа «Позоры» – Александр Горбачев назвал их «лучшим, что происходило с рок-музыкой на русском языке за последнее время». По словам Лены, цели сделать именно фем-панк-бэнд не было, а о riot grrrl речи вообще нет – музыку пишет барабанщик Сергей, и девушка в группе только одна. Но за «Позорами» прочно закрепился ярлык фем-панка. У каждой третьей фем-активистки в плейлисте добавлен их EP «Девичье горе». А придя на их концерты, вы точно увидите толпу рубящихся девчонок, во всё горло орущих «Я буду ебаться только с сексистами, то есть буквально со всеми – сделай одолжение одно, набей мне ебало».

Лена Кузнецова, «Позоры»:

– Сэдвейву ты говорила, что тебе «очень не хватает на русской сцене девчонок, которые не поют по нотам». Как думаешь, сейчас можно говорить о какой-то тенденции и том, что девчонки начинают не боятся идти на сцену, и к тому же с феминистскими идеями и лозунгами? Их будет еще больше?

– Я говорю много, а слушаю мало – тенденция налицо, конечно, но не могу сказать, что все эти группы прям воплощение моей мечты, и я дикая фанатка каждой. Девчонки начинают собирать группы, это дико круто и всё такое, но меня начинает тревожить новая история – если группа активно встаёт в колею фем-повестки и подаёт себя как фем-панк, то все песни так или иначе крутятся вокруг мужиков. «Позоры» не исключение в этом плане, конечно же. Определять себя исключительно в оппозиции к чему бы то ни было другому – это не очень хорошо, это не тянет на полноценный голос, на какую-то самость и самоценность. Для меня это повод задуматься – почему это происходит и что делать. В целом, веяние клёвое, и оно будет расти количественно с ростом популярности каждой отдельной группы. Очень радует, что из фем-групп и женских групп уже можно собрать не самый короткий фест с мощным лайнапом – как, например, фест в поддержку Хачатурян.

– Ты играешь в нескольких группах, организовывала концерты в Томске, в инстаграме у тебя «радио ленка», мотивирующее девчонок на создание групп. Кажется, что ты просто бесстрашно берешь и делаешь, а когда ты только начинала заниматься музыкой, у тебя были какие-то страхи? Насколько позиция, что девушкам в музыке тяжелее, близка к правде?

– Сейчас я боюсь больше, чем тогда – тогда мне было 17-18, никакой ответственности, всё новое и по приколу, нечего было терять, нечего было ценить, кроме самого момента сейчас. Было больше энергии, больше времени, больше какой-то внутренней охуевшести – сейчас так или иначе подступает зрелость, а с ней и больший уровень ответственности, деловое отношение к происходящему и прочее. Это давит всё и гнетёт – сейчас мне тяжелее гораздо, чем поначалу.

Каждому тяжело, но всем по-разному – тут нет универсальных величин каких-то, зависит от огромного количества факторов, большая часть из которых личные и личностные, типа какие конкретно люди в твоей тусовке, какие у тебя с ними отношения, какой ты сам по себе на уровне софт скилз, как умеешь себя поставить, сколько в тебе энергии, где твои сильные стороны и осознаешь ли ты их, умеешь ли пользоваться и тп. Сексизма в сцене дохуя, как и везде, глупо отрицать, но и доброжелательного сексизма тоже. Лично для меня сексизм в сцене и в тусовке никогда не был препятствием, у меня всегда были силы с ним бороться – ну или я думаю, что не был, а на самом деле, будь я пацаном, меня бы не постеснялись позвать в какой-то супер крутой проект и я бы уже собирала олимпийский. У нас нет второй жизни и нет возможностей посмотреть на какие-либо альтернативные сценарии, последствия непринятых решений – всё, что мы можем, это работать с тем, что нас гнетёт и что нам мешает здесь и сейчас. А тут нет легче/тяжелее, тут вот как есть – я никогда не была пацаном в сцене, я не знаю, с какими вещами они сталкиваются. Сама по себе я часто радуюсь, что я не пацан.

– Почему девчонки вообще боятся идти в тяжелую музыку? Отсутствие ролевых моделей, сексизм?

– Вроде те, кто хочет, идут спокойно. Если для того, чтобы что-то сделать, нужны ролевые модели или чтобы отменили сексизм – значит, наверное, не так сильно хочется. Я не думаю, что кто-то из девчонок не может решиться начать ходить на гиги или играть именно из-за страха сексизма в тусовке – всё-таки мы все растём и формируемся в этом, совсем уж ореола «это абсолютно неженское» уже нет, мы его подкосили (в супермаркете возле дома можно с большим сексизмом столкнуться, условно). Наверное, девчонкам, которых нет в музыке, это просто не слишком интересно – и слава богу, что каждая вольна выбирать абсолютно что угодно.

Конечно, говорить о российском riot grrrl еще рано, но только за это лето появилось еще три группы, играющих фем-панк: «ЛОНО», shylove и father’s sins. Помимо того, что девушки собирают группы, они организуют благотворительные фестивали, прибыль от которых перечисляют в кризисные центры для женщин, печатают зины и аккумулируются в сообщество. В мае вышел первый релиз группы «ЛОНО». Он называется «Я люблю себя» – уже эмансипирующий жест в рамках социума, где для женщин придумано столько стандартов красоты и критериев «идеальности», что полюбить себя сродни революции. В «ЛОНО» играют Лиза («Сердоболь», «Невидимый робот»), Катя Валера (соорганизаторка «Невиновата фест» в Питере), Маша («Сердоболь») и Оля. На своем первом живом выступлении, они спустили со второго этажа клуба пиньяту, наполненную презервативами и битой разбили ее – рассыпавшиеся презервативы разобрали слушатели. Сценические выступления с такими театральными элементами – как раз были частью движения riot grrrl.

Фото: Маша Кислогрустно

Катя Валера, вокалистка «ЛОНО»:

– Появление группы не было фем-жестом. Наша гитаристка Лиза просто сделала сторис в Инстаграме в стиле «Хочу собрать девчачью группу! Ищу вокалистку, ударницу и басистку». Я ответила на сторис, что хочу петь. Я сразу понимала, что хочу фем-темы продвигать со сцены, но мы тогда не были даже знакомы с девочками, непонятно было чего ждать: вдруг они не особо рубятся по феминизму. Вместо первой репетиции мы встретились в баре, познакомились, обсудили, о чем хотим делать музон — тогда стало понятнее, что всё же будет чёто с фем-повесткой. Начали репать и поняли, да, существование ЛОНО — это фем-жест. Фем-фак долбоебам.

«Существование ЛОНО — это фем-жест. Фем-фак долбоебам»

Я долгое время хотела быть причастной к созданию панк-музыки или организации концертов, но постоянно осаживала себя, думая: «Куда ты лезешь? Ты всё равно ничего не умеешь». Примеров для подражания в российской сцене я особо не видела. В 2017-2018 у Миши (группа Паучий Череп), была попытка расправить мои крылышки, сделав совместный со мной хардкор-проект. Он написал музон, помог мне с текстом, я покричала в микрофон, мы записали сингл у меня дома и выложили его ВК, но дальше это никуда не пошло.
Потом у нас случилась интернет-дружба с Леной Кузнецовой. Она спросила хочу ли я помочь с организацией серии концертов против домашнего насилия. Я сказала, что я хочу, но ничего не умею. Она сказала, что ничего уметь не надо. Мы сделали «НЕ ВИНОВАТА», и я постепенно начала верить в свои силы. Лена переодически заливала мне в уши, что если я хочу что-то делать, то надо просто брать и делать. Параллельно я смотрела на ту же Лену на сцене, на Светку Комрад и на растущее количество девчонок в панке. Поэтому я сжала свой потный кулачок и ответила на ту сторис Лизы. Было страшно и стеснительно, потому что кажется, что все вокруг такие крутые музыканты с образованием, но в итоге желание пересилило все страхи.

– «Милая моя» рассказывает о сексизме в панк-среде. Ты сама сталкивалась с этим? Что обычно говорят эти чуваки «с десятилетним стажем»?

– Да, я сталкивалась сексизмом и мизогинией в панк-среде. В принципе, всё, что говорят эти чуваки, можно почитать в комментариях под ЕР, в который вошла «Милая моя». Когда мы делали «Невиновата фест» кто-то еще писал, что лучше бы мы не собирали деньги вообще, потому что 500К, которые мы собрали общими силами для фондов и кризисных центров — это хуйня ради самопиара. У нас даже была внутренняя премия среди оргов «Самое большое количество долбоебских комментариев во встрече», но в итоге мы так и не разобрались у кого больше. Оставим это на следующий год.


– «Я люблю себя» поется от лица девчонки, которая пришла к осознанию того, что ей не нужно ничье одобрение, и она и без того самодостаточна? Как ты пришла к этому чувству, а потом к его выражению в песне?

– Я лично не могу сказать, что мне не нужно ничьё одобрение, потому что, по факту, я в нём нуждаюсь. Мне важно, что думают мои близкие, плюс, мне не безразлично мнение некоторых людей из панк-сцены. «Я люблю себя» родилась случайно во время репетиции. Девочки придумывали музыку на ходу, я кричала разные смешные строчки в микрофон. Сперва там была адская бессмыслица. Помню, что я так сильно смеялась, что упала на пол. Потом мы убрали откровенно дурацкие куски, и поняли, что получилось-то неплохо: смешно, но при этом с супер посылом. Это то, чего мы хотели: воодушевлять наших слушательниц и себя.

– Кроме открытой фем-повестки, вы затрагиваете темы насилия со стороны силовиков, отношения с родителями. Такой социальности и ждать в последующем творчестве и, например, в первом альбоме?

– Пока не могу сказать, чего конкретно ждать — не все песни написаны еще, а контент-плана у нас нет. Я пишу слова для песен о том, что волнует меня в конкретную минуту, либо тексты рождаются в общем угаре на репетиции. Так что, не торопитесь! Узнаете всё, когда выйдет альбом.

К счастью, сегодня у девушек нет никаких барьеров и ограничений к тому, чтобы играть музыку. По крайней мере об этом говорит большое количество женских лиц на сцене: ГШ, Lucidvox, Кружок, Рука дочери, Mirrored lips, Забыл Повзрослеть, botanichesky sad, Bananafish, и многие другие. Приходится ли им бороться с сексизмом и предвзятым отношением – расскажут только они сами. Однако, если даже мировая поп-звезда Мадонна заявляла, что на протяжении всей карьеры сталкивалась с насмешками и сексизмом, можно предположить, что и у российских девчонок, которые хотят играть рок, не самая легкая жизнь. Как будто в подтверждение этого, по интернету бродит цитата одного музыкального критика: «С тех пор, как в рок-музыку пришли женщины, рок начал неминуемо двигаться к своему концу». Но сейчас на сцену начали выходить девушки, готовые заставить этого критика замолчать. И за этим очень интересно наблюдать.

Приходите на фестиваль в поддержку сестёр Хачатурян 18 августа на Бумажной фабрике.

Полина Агеева