Интервью с группой «Хадн Дадн»

Накануне презентации нового альбома взяли интервью у группы «Хадн Дадн», которая рассказала о новом звучании и музыке в целом. На вопросы отвечали: барабанщик Никита, басист Толя и клавишница и вокалистка Варя.

 

 

Кто вы такие?

 

Никита: Привет, я Никита, я барабанщик мне 23 года, у меня нет образования.

Варя: У меня тоже.

Толя: Есть три вещи, которые нас объединяют: мы одногодки, у нас нет образования и мы безработные.

Варя: У Никитоса вот работа появилась, но ему придётся скоро бросить работу, чтобы стать настоящим барабанщиком.

Никита: Я горжусь тем, что я работаю!

Никита, Варя, Толя

Значит вопрос о совмещение репетиций и работы отпадает, класс. В каких проектах вы играете кроме «Хадн Дадн»?

 

Варя: «Хадн Дадн» у меня основной проект, но ещё у меня есть «Созвездие Отрезок», мы там как раз с Никитосом играем. У него около 16 групп.
Никита: Это шутка. Их около 9. (смеётся) Перечислить? ладно. «Созвездие отрезок», «Ага вот-во», «Высадка», «Сад им. Федора», «Шайм», «Молоко на губах», «СВЧ», хотя уже не играют, своя собственная… Ну 9, да
Толя: В «Хадн Дадн» и «ZU YE FA».

 

Откуда пошло название?

 

Варя: Ой, опять придумывать (смеётся). Мы выложили какую-то песню и какая-то женщина написала: «Хадн Дадн?! Это же первое слово моей дочери». Тогда я поняла, что эта женщина должно быть моя мама, потому что словом «Хадн Дадн» в детстве я называла все, что придется.
Толя: Хоть бы твоя мама это интервью не прочитала.
Варя: Это бесконечная рекурсия!

 

Сколько вы вместе играете?

 

Варя: Мы с Никитой два года вместе играем, Толя с нами с октября. В какой-то момент жизни песен стало так много, Искандер (Искандер Еримбетов — Музыкант «Созвездия Отрезок»,битмейкер — прим. ред.) , наткнувшись на мою видеозапись “Подожди” — я там в подъезде пою — пригласил меня выступить на Дне Рождения. Одна я выступать не могла и позвала Никитоса для храбрости, вот мы до сих пор вместе. Тогда я вообще не понимала, что я — музыкант, хоть и было у меня уже тогда дофига песен. Только год назад до меня наконец дошло, что мы занимаемся музыкой всерьез, и что ничем другим я заниматься не собираюсь.

 

Прежде чем перейти к альбому — маленькая история: сегодня, идя сюда, слушал ваш крайний релиз — «Совершенна» — и думаю: «Блин, что-то знакомое». Пытаюсь вспомнить, сравнить и всё напрасно. А потом понимаю, что в голове другая песня «Хадн Дадн» крутилась. Неповторимая другими коллективами музыка.

 

Варя: Сызрань?

 

Да! Это будет ваш первый полноформатник?

 

Варя: (смеётся). Да, это первый полноценный релиз. Просто до этого у нас был альбом из пяти песен, черновик, когда у нас компьютер сгорел. Мы хотели сделать нормальный релиз, но от него остались только недоделанные куски из 5 песен. Я говорила “давай все как-нибудь доделаем, Никитос”, а Никита уговаривал их выложить, потому что зачем возвращаться к старому материалу. В итоге я психанула и выложила всё в три часа ночи. Что ты сделала, мать? Это был не очень удачный релиз, но мне всё равно кажется, там неплохие записи.

 

Это можно назвать демкой?

 

Никита: Нет, демкой можно назвать альбом, когда мы порепали три раза, а потом записали всё на диктофон. Мы такие записи использовали, прикладывали к постам. На Moscow Music Week два года назад выступали с этими записями с альбома и …
Варя: Проканало (смеётся)

Что можно рассказать о «Тайном альбоме»?

 

Варя: Мы с продюсером группы, моим парнем Антоном, ездили в Минеральные воды на прошлый Новый год, из них в другие южные города. Там всё вокруг такое старое, ветхое, забытое, неустроенное (как и везде, если от Москвы отьезжаешь, но ужасно романтичное, санаторное, к тому же, горы. Мы исследовали эти города, пропевали все, что видели, и всё, песен набралось на альбом.
Понимаешь, многое появляется из неинтересных вещей. Например, мы гуляли по Рязани во время другого летнего тура по городам золотого кольца, зашли в какие-то дворы, что-то себе представили, Антон запел: ”Пацаны, не бейте в голову меня”, и всё. Просто пыль, которая превращается в образ, итог мировосприятия. А дальше уже в Москве собирала, расшифровывала по диктофонным записям, дописывала. Потом начала осваивать Ableton, хотя еще давно знала, что это мне нужно, но повода не было заняться этим по полной программе. Вот так и пошло.
Раньше я придумывала песню от начала до конца на пианино, потом приносила в группу, и мы раздирали ее на партии, аранжировывали. А последнее время мы часто сочиняем все вместе, на репетиции, такое произошло со «Светой» или песней про Спартак. В основном, приходят строчки вместе с музыкой, друг за другом. Если с аккордами и мелодией всё почти сразу понятно, то над текстом потом приходится посидеть.

 

 

Никита: Песня про Спартак случилась из-за одной бутылки пива Трёхгорное на репетиции. Новый «Тайный альбом» чисто от Вари идёт.
Варя: Весь альбом был сделан мною в Ableton’e. Из инструментов — наборы синтезаторов, потому что я не знала, как всё это делается по-человечески (смеётся). Только два месяца назад до меня дошло, как аранжировывать песни, чтобы для каждого инструмента было место, но альбом тогда был уже готов. Там было напичкано всего, потом пришел Никитос, сделал из барабанов техно, и это всё оживило, потом пришёл Толя и прописал живой бас. Там ещё много ревера и делея из-за тебя (смотрит на Никиту)
Никита:  Е!

 

 

Как пройдет презентация?

 

Толя: Презентация пройдет в два акта: первый акт — новый материал, второй акт — старый. Обычно группа постепенно вклинивает в сетлист новые песни, но у нас этого не произошло из-за отсутствия концертов. Каждую новую песню разбирали отдельно, и таким образом получился отдельный блок.
Варя: Там есть естественное, общее настроение. Мы хотим его представить, чтобы зритель смог его целиком воспринять, а потом уже и повеселить зрителя вторым отделением.
Толя: Придётся не подпевать какое-то время. Об обложке: А что там на обложке?
Варя: Это я сижу со своей улиткой на плече.
Толя: Это просто улитка.
Варя: И логотип ТА — «Тайный Альбом».
Толя: Мне кажется, это ничего не обозначает, просто симптоматичная фотография.
Варя: Вообще у этой фотографии есть предистория: Улитку Иву мне подарили на мой прошлый день рожденья. Есть замечательная девушка Аня Аматуни, дико талантливая, фотограф и художник. Она еще с моего дня рожденья очень долго время пыталась сфотографировать меня с этой улиткой. Один раз мы фотографировались на улице, и улитка вся скукожилась, потому что ей было холодно, а я ждала, что она сейчас свалится с моего плеча. Потом на кануне моего дня рождения в этом году Аня снова сфотографировала меня уже в доме, где было тепло, и улитка никуда не падала. На следующий день, мой день рожденья и день рожденья моей улитки, она проявила плёнку и сделала двойной портрет. Получился такой срез времени, раздраженность и умиротворенность. Очень классно получилось. Но на самом деле, ничего другого просто не было. А логотип нам сделал наш друг Артемий Лебедев.

Как вы бы описали свою группу одним словом?

 

Варя: Хаос!
Толя: Почему одним словом?

 

Окей, давай больше.

 

Никита: ОНИ ДЕЛАЮТ ЭТО!
Варя: Это какой-то поток, воронка, который засасывает всё, что туда попадает. Она урчит, и из неё что-то выходит! И мы все эту воронку раскручиваем, вот.

О музыке и сцене.

 

Варя: Мне вчера мама рассказала, как я начала заниматься музыкой: она привела меня на подготовку к школе и женщина, которая занималась с нами сольфеджио просто схватила меня и повела к маме и сказала: «ЭТОТ РЕБЕНОК ОБЯЗАН ИГРАТЬ НА ФОРТЕПЬЯНО! ВЫ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕТЕ, ВЫ ВСЁ ПОХЕРИТЕ, ЕСЛИ НЕ ОТДАДИТЕ ЕГО НА ФОРТЕПЬЯНО». И когда меня отдали на уроки, ужасная старая женщина лупила меня палкой по голове, не знала, как иначе со мною быть. Я ведь тугодум ужасный… Мне 5 лет было! Так у меня на очень долгое время отбили желание заниматься музыкой.
Никита: ГРЫНЗА!
Варя: А потом вот как-то снова пошло, закрутилось и… да.
Смотря о какой сцене речь идёт, но вообще мне кажется, что всё вокруг одинаково: что происходит с шоубизнеснесом, эстрадой, телевизором, который нас никак не касается, то и с нашим андерграундом. Какие-то маленькие кучки собираются, сплачиваются, начинают делать что-то, открывать издания и друг другу показывают. Очень сложно прорваться. Есть, например, Илья Мазо – мой прекрасный друг, большой поэт и музыкант, чьего следующего альбома я жду – не дождусь, есть шикарный Миша Свистунов, но их мало кто не знает. Мы все занимаемся творчеством, из нас что-то прёт. Если человек талантливый, то из него прёт что-то внятное и огорошивающее. Поэтому все корешатся, обмениваются своей интересностью, и из этого рождается поле музыкальное.
Никита: Нет определенных тенденций в музыке. Есть какие-то идеи у ребят и они их воплощают, но они не переплетаются друг с другом Например, есть те, кто угорают по эстетике 70ых, а кто-то по 80ым. Они берут образы, стиль, и начинают с этим что-то делать, но общего течения не видно. Каждый делает, что хочет. Каждый что-то делает в каждом дворе. Я вот недавно узнал, что у меня на районе есть репер.
Варя: Очень много появляется групп и всегда приятно находить что-нибудь прикольное. Вот, например, Галил. У них есть своя интонация и если они будут работать над ней, то всё будет у них круто.
Толя: Мне нравится Ruby Goon. Ладно, одна песня! Но! Они очень смелые, у них очень живое звучание.
Никита: Последнее что меня зацепило — это «Дом Престарелых Аутистов».
Варя: Мне хотелось бы сыграть концерт с группой Padla bear outfit, но их больше не существует. А так, с группой «Синее Синее Небо», и с Ильей Мазо, конечно. И, честно говоря, с Валентином Стрыкало!
Толя: Да ну нафиг, у Налича было бы здорово. Единственное имя, которое я вспомнил.
Никита: Я бы с «Ленина Пакет» сыграл бы. Помню как впервые познакомился с ними. Это был фестиваль «Структурность». Я зашёл в комнату, а там ребята на гиге орут просто «СОКОВЫЖИМАЛКА В КАЖДОМ ДОМЕ БЫТЬ ДОЛЖНА». Хоть я мало знаком с их творчеством, мне нравится то, что они делают.
Варя: Вообще, можно выступать с кем угодно, но, мне кажется, это было логично выступить с теми, кого я перечислила, потому что настроения у нас похожие. Шоукейс складывается. Хотя можно и с противоположными настроениями один концерт играть. Например, когда мы выступали после Эли на Маковом поле, которая пела про смерть и любовь, это было очень круто, потому что потом пришли мы, и у нас уже почва была подготовлена для того, чтобы месить.
Толя: У нас сцены то нет сейчас на самом деле. Вот мы говорим авангардная сцена, сцена тех, кого зовут на «Вечернего Урганта», но это же всё условности. Сегодня есть ДИЧ, а завтра «Успеха» не будет. На самом деле, мы живём в маленьком мире под названием Москва, и мы вообще понятия не имеем, что происходит в Нижнем Новгороде, или, например, Екатеринбурге. Мы живём и думаем, что Москва — это центр всего и… Мы даже не думаем об этом, Россия ограничивается Москвой, но это же не так?
Варя: Музыка должна стать чем-то глобальным, объединять и сплочать; смывать границы.

 

О концертах.

 

Варя: У нас было два концерта в ДИЧе на неделе!

Вы скучаете по ДИЧе?

 

Толя: Нет.
Варя: Я в тот момент ко всему слишком бессознательно относилась. Мне нравилось, что есть такое место, куда зовут.
Толя: Я не скучаю по ДИЧе. Не пропёрся ничем.
Варя: Вот именно, я не успела [клуб] полюбить. Мы там просто выступали, и всё.

 

Есть ли теперь такие места с условиями как у ДИЧи?

 

Толя: Хаб молодых групп. Нет такого места.
Варя: Нет такого места, может Powerhouse?
Толя: Не люблю Powerhouse, и Алгоритмика и всю эту тусовку.
Варя: А мне нравится их обстановка. Там очень клево выступать.
Толя: Передаем привет Паше из студии Паверхауза.
Варя: Паша ванлав! У нас был первый сольный концерт в клубе «Горох» совсем недавно.
Никита: Звукорежиссером там была женщина, и она в какой-то момент концерта ушла в отдельную комнату, где у неё был ребенок.
Варя: И она с ним сидела. Хорошо, что на концерт пришёл Искандер, который просто взял пульт звукорежиссера и начал отстраивать звук.
Толя: У нас был очень хороший концерт в КЦ Дом. Там была живая публика и она знала, куда пришла, и знала, чего ждать. И звук отличный. Приятно играть.
Об интернете и популярности
Варя: Так сложилось и так повезло, что появился интернет и различные интернет сообщества. Всё это окрепло, сообщества становятся больше, но ими занимаются молодые чуваки, у которых просто нет времени на то, чтобы ими заниматься. Они говорят, что хотят очень подробно освещать, что происходит у нас в стране, но в итоге до них просто невозможно дописаться или дозвониться, когда что-то важное происходит. Хотя понятно, оно важно для нас, да и многие другие занимаются музыкой, потому что это стало очень просто. Кажется, что они просто устали заниматься этим, не знаю. Хотелось бы, чтобы это было более доступно.
Никита: Более масштабно.
Варя: Один важный момент — если ты хочешь просто стать популярным, нужно тратить время на грёбанный СММ. И это просто кошмар! Происходят вспышки и они связаны с тем, что впихиваются бабки. Покупаешь везде что-то, и только после этого тебя люди начинают воспринимать. К сожалению, других способов нет. Хорошо, что мы знаем о нём и учимся с ним жить.

 

То есть ты либо пишешь хорошую музыку либо хорошо рекламируешь?

 

Варя: Да, это более…
Толя: Превалирующий вариант.
Никита: Сегодня музыки так много, что в этом информационном поле найти что-то определенное необычайно тяжело. Мне люди говорили «послушай эту группу», а я уже о них наслышан, и в ленте видел, но никак, потому что слишком много музыки вокруг. У меня в закладках огромный список того, что необходимо послушать.
Варя: Я даже утомилась от твоего рассказа.
Никита:  Без рекламы очень сложно и каким бы гением ты не был, без неё ничего не донесёшь.
Толя: Мне кажется это всё фигня. Выживает простейший. Ты делаешь рекламу, которая элементарна. В избытке контента выбираешь то, что менее притязательно; выбираешь то, что проще воспринять. Когда предложения становится слишком много, спрос упрощается, становится примитивным. Альбом за вечер и элементарная музыка.
Варя: Очень важна та эмоция, та интонация, которую несёт человек. Если тебе она понятна, близка, и ты легко её считываешь, то тебе заходит.

 

Хорошо, на каждом шагу нарекается какой-то музыкант. Интернет дал возможностей. Что должен сделать музыкант чтобы….

 

Варя: Сосредоточиться только на себе, и на том, чем он хочет заниматься!
Толя: Он не закончил вопрос.
Варя: А какой он был?
Никита: Ты как думаешь?
Варя: Жить и развиваться, чего-то добиться.

 

Не совсем. Что должен сделать музыкант, чтобы сесть на уши?

 

Варя: СММ. И неожиданные форматы, ходы. Это всё спрос и предложение. Если ты хочешь, чтобы тебя купили — покажи какой-то ты крутой. Человек уже всё видел, ему нужно что-то особенное, чтобы на этом зациклиться.
Толя: Мне кажется, мы давно перешли от модели героев, с флагманами и голосами поколения, к новой модели, когда спрос превысил предложение. В интернете каждый мнит себя героем и строит вокруг себя собственный культ. Все флагманы кухонных квартир и малых мест. Но! Мы всё ещё примиряем ту старую модель к настоящему, но это уже не работает. А сейчас… Интернет, как вода, заполняет всё, а радио — это очень узкий канал, по которому нельзя одновременно включить сто исполнителей — просто волн не хватит, а в интернете их миллион, только тебе их придётся самому найти либо они должны попасться на глаза.

 

 

Есть ли у группы какая-то мечта?

 

Варя: ТУР ПО СИБИРИ!
Толя: Хочу концерт в Норильске. Он должен выглядеть как концерт Pink Floyd в Помпеях — просто площадь и город, живущий одним заводом. Это было бы ужасно фантосмогорично.
Никита: Сибирский альбом.
Варя: Мы поём про Россию, и у нас очень много не то чтобы фольклорных, но бытовых русских тем, отношение к вещам, привычки. И мы просто бы хотели пронести это через всю страну. Это может затянуться на года. И о мюзикле мечтаю. Огромное метафизическое шоу.
Толя: У меня есть пьеса для гитары, которую я хотел бы экранизировать в виде мультика. С сюжетом, радиоспектакль, пьеса.
Варя: Мой дед, Борис Вахнюк, русский бард, постоянно искал талантливых музыкантов. Так он, например, Пугачёву открыл. И, кроме слёта бардов и капустников, кроме его собственной удивительной музыки, у него были песни-репортажи для журнала Кругозор и радиоспектакли. Я тоже так хочу.
Толя: Пользуясь случаем, хочу передать привет Максимум Хайникену.

 

Последние чтобы вы съели перед смертью.

 

Варя: Лазанья.
Толя: Пиццу. Каждой по коробке.

 

 

Игорь Шумов

Тэги: ,