Интервью с группой «Лиз Шерман»

«лиз шерман»: «Тут нихуя не происходит»

«лиз шерман» — перспективный квартет из Екатеринбурга, исполняющий альтернативный рок, близкий к нойзу, с грязными, но ранимыми рифами и рефлексивной лирикой о жизни провинциального холерика. В сентябре они выпустили первый полноформатный альбом «все сговорились». Пластинка попала в подборку «Релизы месяца» на «Стороне» и (хочется верить) расширила фанбазу музыкантов за пределами Урала. Едва выпустив релиз, «лиз шерман» отправились в тур по европейской части России. В большинстве городов они разделили сцену со звёздами русского эмо botanichesky sad.

 

Сразу после тура оба гитариста “лиз шерман”, уроженцы Нижневартовска Юра и Сава, покинули Екатеринбург: Сава был откомандирован в Воронеж, а Юра отправился на учёбу в Санкт-Петербург. Теперь работа над проектом продолжается дистанционно, и будущее “лиз шерман” весьма туманно, но 2019-й год оказался для группы достаточно насыщенным, чтобы можно было подводить итоги и надеяться на лучшее.

 

 

Во время осеннего тура “лиз шерман” снялись для петербургского проекта “Цех”, посвящённого интересным независимым музыкантам из СНГ

 

С ритм-секцией “лиз шерман”, оставшейся в Екатеринбурге, мы беседовали лично. Долговязый мастер странных танцев, басист Миша работает детским врачом в поликлинике на Уралмаше. Медицинский опыт однажды неожиданно пригодился ему прямо на концерте (об этом ниже).

Барабанщик группы предпочитает скрывать свою личность — выступает в маске и просил не указывать в тексте его настоящего имени. Мы будем называть его Игнатом, в честь мага-соблазнителя из “Ночного дозора”. Лукьяненко описывал этого героя похожим на Брэда Питта, а в кино его сыграл Гоша Куценко, вот и представляйте себе нечто среднее.

С фронтменом “лиз шерман”, большеглазым (из-за толстенных очков) скромнягой Савой мы созванивались по скайпу отдельно. Сейчас он трудится в воронежском отделении одной крупной уральской организации. Для удобства ответы Савы мы разместили в тексте рядом с репликами  Игната и Миши.

 

Игнат, стоит спрашивать, почему ты скрываешься?

Игнат: Просто не люблю палиться, не хочу палиться.

 

Не знаю, в курсе ли ты, но вы не очень популярная группа…

Миша: *смеется и одобрительно аплодирует*

Игнат: Так а фишка-то в том, что маска начинает работать против тебя, как раз если ты очень популярный. Все хотят узнать, чё под маской. Когда ты нахуй никому не нужен, в маске ты вдвойне никому нахуй не нужен. Это может показаться странным, но это работает. К Саве, к Мише, к Юре подходят после выступления. Ко мне — нет. Человек постесняется подойти, типа: “ЭТА ТЫ БЫЛ В МАСКЕ?” Это всё равно барьер выстраивает. Меня это устраивает полностью.

Миша: Ко мне и так не подходят…

Игнат: Да ладно, чё. Ты самый ёбнутый в группе.

 

Так может поэтому и не подходят — на всякий случай…

Игнат: А, ну может, да. Он рассказал уже про басуху?

 

Миша, ты упоминал, в другом интервью, как двинул чуваку басом в лицо… Ты можешь по порядку рассказать, как это произошло?

Миша: Короче, в “Синдроме” (Syndrome Bar — музыкальный бар в Екб, важнейшая в городе площадка для около-панк-музыкантов) был концерт моей любимой группы из России, “Бакурли” (команда из Петрозаводска, смешивающая альтернативный рок и хардкор панк). Мы перед ними играли…По-моему, в первый или второй раз играли песню “базго бади”. В ней две части, они в разном размере, но в одинаковом темпе. Мы долго думали, как переход делать, а тут сыграли, не сговариваясь и очень классно. Я просто такой: “А-А-А-А!” Песня заканчивается, я какую-то дичь творю-творю… Потом смотрю: Савелий свою гитару народу отдает. Они на ней играют-играют. Я тоже хочу, но чё-то так перевозбудился, и просто, блять, швырнул свою гитару в зал. Попало чуваку.
Рассекло бровь на сантиметра четыре. Пошли в туалет, приложили салфеток… Ему просто неудачно прилетело, прямо болтиком, к которому ремень крепят. Позвонил знакомому из 23-й поликлиники (больница недалеко от клуба). Если в ближайший травмпункт идти, его бы в любом случае отправили в 23-ю, поехали туда. Там его быстро-быстро оформили, минуя регистратуру, всякую фигню, и сразу ему операцию сделали. Он сказал: “О, заебись! Осталось напоминание!. Это как татуху набить на концерте”. Голова не пострадала, когнитивные функции в норме — это главное.

 

 

Это значит, что надо как-то подальше от сцены стоять, когда вы выступаете?

Миша: Не, мне кажется, я так больше делать не буду. Это очень идиотический поступок. Мне за него немного стыдно даже.

 

Получается, сибирская часть вашей группы уехала из Екб…

Игнат: Ну да, путешественники. А мы тут родились, тут и сдохнем.

 

Как группа будет функционировать дальше?

Игнат: Да хер его знает.

Миша: Все проебщики. Не проебщик, наверно только Игнат.

Игнат: И я проебщик. Щас на работу выйду, и всё. Буду проебывать.

Миша: Последнюю песню для альбома мы дистанционно делали.

Игнат: Она, кстати, получилась неплохая. В смысле, нам надо было добить две песни на альбом. Одна была Савина, “из твоих пут” — там чисто на клавишах и вокал. Он прислал, и мы со звукарём накидали всяких барабанов гитар, эффектов. Я позаписывал звуки улиц, закрывающийся троллейбус, вот это всё.  А второй трек был уже полноценный — это “сохрани и спаси”. Вот его мы чисто дистанционно сделали, причем довольно быстро…

Миша: Очень быстро.

Игнат: Почти все песни с альбома, на самом-то деле, старые. Три года писали их, а “сохрани и спаси” за две недели сделали удаленно. То есть, теоретически мы можем, но чё-то хер его знает, посмотрим.

 

 

Новый альбом звучит как бы жирнее, в сравнении с дебютным ЕР. Это потому что у вас появился второй гитарист?     

Сава: На самом деле, второй гитарист тогда тоже был, просто мы играли какую-то полную херь и его просто не было слышно.

 

А как вы перестали играть полную херь?

Сава: Я походил на концерты Eilean Mòr (эмо-панк-команда из Екб, одна из самых популярных на местной независимой сцене), и у нас начали появляться мелодии, подобные этой эмо-волне. Потом пришло осознание, что на инструментах стоит убавить гейн (гитарный эффект, искажающий звук), поэтому и стали почище звучать. Возможно поэтому, стало, жирнее как-то. Ну стало просто слышно вторую гитару, и звук стал разборчивее.

Миша: Самое важное — мы записывали нормально, не как в прошлый раз.

Игнат: Да, не на коленке.

 

 

“лиз шерман” впервые исполняют песню “здесь не рады” с новым барабанщиком Игнатом.
Аудиоверсия выступления потом вышла под названием “тесный лайв”, а обновлённое звучание стало основой будущего полноформатного альбома “все сговорились”

 

Игнат: Ещё в подаче барабанов много чё поменялось. Старый материал был ну реально какой-то шугейзовый — много всяких мелочей, шумов, а я чё-то решил, что надо разъёбывать и начал разъёбывать. Вот даже “тесный лайв”, который начинается с “не рады”, прям задает тон. От этого и начали плясать. Захотелось утяжелить звук, захотелось структуры песен сделать поинтереснее, усложнить партии. Так и пришли к новому звучанию.

Миша: Когда мы искали нового барабанщика, написали Игнату. Скинули ему нашу ипиху, он сказал: “Чё за говнище? Я с вами играть не буду!

Игнат: Ага, я ответил: “Не, это какая-то хуйня. Не пишите мне”. Потом Сава скинул мне в личку лайв, более поздний, с тусы Urals Invasion. Тогда я уже такой: “О, кайф!” Они мне напомнили ранних Alexisonfire, потому что там тоже ебанутый басист и такие грязные рифы. Говорю: “Ну давайте попробуем”. В итоге вот ебусь с ними уже год.

 

На первой ипишке много речитатива, а на альбоме Сава больше поет. Почему так?

Сава: Ну, рЕп — как-то всё-таки не моё. Да и с дикцией у меня проблемы. Стало получаться писать меньше, а смысла вкладывать столько же.

 

 

Ещё в песнях ты как будто часто ругаешь себя за собственное скудоумие. Типа “вновь прикинулся кретином” и всё такое. Ты себя глупым считаешь, или что?

Сава: Ну, переодически да, особенно, когда пытаешься что-то новое изучить. Это появилось ещё в одном из первых треков. Когда я поступил в универ, у меня там что-то не очень выходило, хотя я, конечно, больше проёбывался сам. Мне кажется, такое у всех бывает. Не всегда же 24/7 чувствовать себя самым прекрасным-умным. Возможно, где-то ты чего-то не знаешь, и надо призадуматься, восполнить пробел.

 

Есть ещё одна повторяющаяся тема: “Все будто сговорились”, “каждый на тебя палит”. Твой лирический герой как бы ощущает себя во враждебном мире?

Сава: Ну, иногда есть же такое ощущение, что все будто против тебя сговорились. Смотрят как-то не так, ведут себя странно. Как будто у тебя в зубах чё-то застряло, и все косятся. Возможно, это какая-то паранойя, но, мне кажется, у всех так бывает периодически. Будто мир настроен против тебя, ты совершенно невзначай начинаешь это ловить, ощущать. Возможно, я просто параноик и схожу сума.

 

Ты всё говоришь “у всех такое бывает”. Тебе вообще важно нащупывать какие-то общие темы со слушателем, или ты сам с собой разговариваешь?

Сава: Как правило сам с собой, но я, видимо, разговариваю на таком общем языке и сленге… диалекте, так что меня возможно кто-то ещё понимает.

 

Твой приятель Павел Мятный в “Суперкозлах” (отвязный гаражный рок от кировских панк-ветеранов) вот совсем не рефлексирует в текстах и пишет песни, как бы, чисто поорать. Типа “я трахнул дочку ментаааа”. Как тебе такой способ?

Сава: Да, офигенно. Я бы хотел писать такие тексты. Пытаюсь, но пока не задумывался об этом всерьёз. Но это будет уже не та “лиз шерман”. Вообще надо попробовать сделать какой-нибудь экспериментальную ипишку и накидать туда какой-нибудь дичи, и ебитесь с этим, как хотите.

 

То есть, у вас есть определённое видение, какой должна быть “лиз шерман”, и приходится с этим работать?

Сава: Не, на самом деле, это только у меня такое. Мне наоборот все говорят: “Не загоняйся в рамки!”. Я тоже считаю, что это правильно. Но какой-то общий посыл всё равно должен присутствовать. Треки на альбоме довольно разноплановые по звучанию, но хотя бы текст их связывает. А если я попробую стиль Паши Мятного, всё может развалиться.

 

По разным скучным техническим причинам “лиз шерман” не успели выпустить свой альбом в намеченный срок. Из-за этого тур ребятам пришлось выстраивать еще до того, как пластинка появилась в сети. В качестве промо-материала были только старые, не очень актуальные записи. Поездку удалось спасти благодаря группе botanichesky sad — они поехали в тур примерно в то же время и согласились выступать вместе с “лиз шерман”.

 

Тяжело выстроить тур для такой небольшой группы, которая ещё даже альбом не успела выпустить?

Сава: Это вообще просто ад какой-то ёбаный. Пару раз всё кардинально переворачивалось. У нас отвалился Ростов, хотя мы очень хотели туда поехать. Организатор сказал: “В первый раз так получается — очень хочу привезти группу, но понимаю, что никто не придёт. Неохота впечатление вам портить, поэтому даже не буду браться”. За две недели до тура мы полностью изменили маршрут, и решили поехать с botanichesky sad. У них тур делал их басист, и я ему написал: “Чувак, вы не против, если мы к вам присосёмся на несколько городов?” Он ответил: “Если организаторы за, то и мы тоже!”. Я стал долбить в личку каждому оргу. Так и получилось.

 

А как вообще планировать тур? Кому это вообще нужно в других городах?

Игнат: Крутые ребята из Питера есть — “Я Луноход 1” (скримо/нойз-рок банда, основанная музыкантами из Челябинска), мы с ними выступали в мае в Питере и Москве, познакомились, заобщались. Мы так их вдохновили, что они сами поехали в тур по России. Пробивали гиги и оргов. Когда мы собрались, они поделились контактами в городах, вообще рассказали, какие проблемы есть, как лучше ехать. В итоге мы поехали не как они. Они ехали на поездах, на блаблакарах, на автобусах, а мы погнали на своей тачке. То есть: пишешь знакомым, договариваешься, натыкаешься на группу botanichesky sad. Если бы не они, на нас бы мало кто пришёл.

 

А если бы вы успели выпустить альбом заранее…

Игнат: Было бы лучше, да. Сделали бы таргетированную рекламу, закинули в те места, где собираемся выступать и люди хоть знали бы, что за группа “лиз шерман”. Мы выпустили альбом в тот же день, что поехали. Сидели на репбазе, на диванчике и выкладывали альбом через глючный wi-fi.

“лиз шерман” и немногочисленные, но довольные посетители концерта в Нижнем Новгороде

 

На концертах в туре происходило что-нибудь неожиданное?

Игнат: Самый необычный концерт был в Нижнем Новгороде. Туда пришло сначала ноль человек, потом — две женщины какие-то лет за 30. Когда мы вышли на сцену, набралось человек 15 — я потом по фотке посчитал. Но это было так лампово. А орг потом к нам притащил эту фирменную шаурму нижненовгородскую (Нижний Новгород славится своей вкусной шаурмой больших размеров), пива нам проставил, и мы болтали обо всём. Он знает тоже чуваков из Екб, организаторов, группы. Рассказывал истории про “пасош”, про “Бенгальских падонков”.

Миша: Они рассказывали, почему “пасош” к ним не приезжает. Потому что орг их накурил и сказал, что “прыгай киска” — хуйня.

Игнат: Короче, это был самый запоминающийся концерт. Если бы не Нижний Новгород, мы бы сэкономили 500 км. Потом в Брянск 800 км ехали. Представь наши ощущения, когда мы приехали: никого в зале нет, нам ехать после этого целую ночь. Считай, бесплатно скатались. А мы такие: “Да всё нормально”. Не расстроились, не злились. На позитиве отыграли, вот и получилось так лампово.

 

Помимо botanichesky sad в своем туре “лиз шерман” смогли выступить со многими значимыми коллективами российской DIY-сцены: маткорщиками Kiwi, lo-fi-панками Kick Chil, нойз рокерами kafkaesque, героями эмо-ревайвала Cruel Tie и другими.

Игнат:  kafkaesque — это, блять, просто моя любовь. Это был третий день тура, и я под них так разъёбывал, что до конца тура я ходил с шеей больной. Голову поднять не мог — перенапряг мышцы. Я бы никогда не узнал о kafkaesque, если б мы в тур не поехали, если б я не играл в “лиз шерман”. Сам-то в андеграунде не шарю вообще. Я по калифорнийскому андеграунду угараю, причем по пост-хардкорному: Strawberry Girls, A Lot Like Birds, Chon.

Миша: Он до знакомства с “лиз шерман” не знал никакие русские группы. Говорим ему: “Вот Jars приезжают в Екб, будем с ними играть”.

Игнат: А я такой: “Кто это ваще?” Знал вот “Люмен”, “Арию”, а про это всё — нет. Справедливости ради, кроме kafkaesque, особой любви у меня и сейчас ни к кому и нет. Cruel Tie ещё хорошие.

Миша: Да, кстати, они классные. Они альбом записали, сводят. Очень ждем.

 

 

Как вам botanichesky sad? Каково с ними было в туре?

Игнат: В туре — кайф. В живую они лучше. На альбоме у них есть пара хитяр прям кайфовых. В остальном, на мой взгляд, довольно проходной альбом, плоский. Зато на сцене они прям раздают. Даже треки, которые и так были хитовые на альбоме, вживую звучат ещё прикольнее. Вот этот момент типа: “Ты забудешь обо мне, как только я выйду за дверь” — это прям ваще.

 

Наверное хором на концертах хорошо получается…

Игнат: Да-а, поют. Это хороший сингалонг, то есть это хорошо спродюсировано. Это прям душевно, мне нравится. В целом — респект! Они и нас так хвалили, так хвалили. Удивительно.

 

Только не в паблике, почему-то. В их туровых дневниках про вас ничего нет.

Игнат: Ну где botanichesky sad, а где мы? А зачем писать? Они на самом деле даже в первых постах просто ссылку ни на кого не оставляли. Может потому что не было времени этим заниматься. С телефона ссылки делать, блять, это такой геморрой, чувак. Наши блоги в основном я вёл, пинал Саву, чтобы он тоже писал. Я всегда делал ссылки, потому что это важно типа. Это не то что: “Смотрите, мы с ними выступили! Ха-ха-ха!”. Тут фишка в том, что люди заинтересуются, перейдут, послушают, им понравится, подпишутся. Это как бы взаимная поддержка. У botanichesky sad паблик просто ведёт Света (вокалистка группы), как понимаю. Может, мы ей не зашли.

 

 

“лиз шерман” на сцене екатеринбургского Syndrome Bar. Один из самых ярких номеров — кавер на “Детка-Голливуд”. Эту песню ”лиз шерман” начали исполнять задолго до того, как Хаски сам додумался выступать с живыми музыкантами

 

“лиз шерман” были активными участниками Ekb Emo Gang — сообщества музыкантов и поклонников музыки эмо и смежных жанров из Екатеринбурга. Тусовка собралась вокруг местной твинкл-эмо-банды “Пекинский велосипед”.

Вы чувствуете себя важной частью местной сцены?

Сава: Лично я — да. Местная сцена меня вырастила, можно сказать, приютила беженца из Сибири. Когда год назад активизировался Ekb Emo Gang, постоянно были гиги. Помимо концертов, все регулярно катались на великах там, в баскетбол играли, пиво пили, была такая тусовка очень-очень крутая. В плане музыки, хоть мы и отличаемся, они всё равно нас приняли по доброте.

Миша: Ну, блин, тут видишь, больше даже не сама сцена, а Syndrome Bar. Миша Озз (владелец Syndrome Bar, деятель уральской панк-сцены) — замечательный человек. Единственное место в городе, куда приезжают команды такие же супер-популярные, как наша. Вот мы прокатились в тур, и, если сравнивать по стране, то Syndrome — это реально  хорошее место. Не знаю, правда, как можно поддержать “Синдром”. Разве что прийти и купить что-нибудь там. Правда я не пью ничё. Я и трезвый вытворяю нормально.

 

А что с группами-то здесь происходит?

Игнат: Здесь нихуя не происходит, чувак. “Пекинский Велосипед” нихуя не делают, блять, достали меня. У “оравы” (инструментальный мат-рок-дуэт из Екб), кстати, говорят новый материал выходит. Ещё мне интересно следить за “Пользой” (эклектичное нойз-рок-трио из Екб). Они такие, с прогерским налётом. Но, блять, барабанщик у них слишком джазовый, сука, я не могу прямо. Но, в целом, мне нравится, куда они движутся. Я надеюсь, они сделают круто. У них пока только один лайв, записанный, как раз, в “Синдроме”.

У нас же даже была идея прошлой зимой взять “ораву”, “Пекинских” и “Скейтбургер” (эмо-группа, собранная участниками Ekb Emo Gang), сделать такой “Ekb Emo Van” и поехать выступать четырьмя группами в Пермь, Челябу. Я настолько был воодушевлен, что подумал, а почему бы не сделать свой маленький лейбл для локальных музыкантов, поднимать целину? Но всё стухло.

 

 

Вы и сами неоднократно устраивали концерты. Судя по моим знакомым музыкантам, большинство только ходят на репы и ждут предложений. Как относитесь к такому подходу?

Сава: Ходить на базы и ждать предложений вообще странно. Мы всегда сами пробивались. Странно ждать, что тебя позовут. Намного эффективнее будет, если ты сам будешь всё мониторить и пытаться себя куда-то втиснуть. Для меня всегда шок, когда что-то предлагают. Всегда первый вопрос: “Откуда ты вообще, блять, узнал о существовании этой группы?” Даже когда ты написал про интервью, я такой: “Чего-о? Что за стёб?” До сих пор не уверен, что есть за что нас куда-то звать.

 

Стоит ли что-то требовать от публики независимых групп, или достаточно того, чтоб они просто развлекались? По-моему, на DIY-сцене зрители гораздо больше вовлечены, чем публика крупных проектов.

Сава: Мне кажется, если ты требуешь того, чтоб они развлекались вместе с тобой, это нормально. Очень глупо выходить на сцену ради кого-то. Скорее всего ты делаешь это, потому что ты сам хочешь, и тебе нравится. Если ты сам будешь получать удовольствие, скорее всего люди вовлекутся и будут готовы принять участие. Надо быть эгоистом в этом плане.

Игнат: Я считаю, что мы очень плохо играем.

Миша: Я соглашаюсь.

Игнат: Единственный хороший концерт в туре был в Воронеже. Я посмотрел видеозапись с него и покривил лицом раз десять, максимум. Это очень хороший показатель. Обычно я даже не досматриваю. Настолько всё хуёво. Фишка в том, что людям, на самом деле, похую, чё слушать. Главное чтобы был перфоманс. То есть, люди чаще всего подбуханные, многие в музыке вообще ничё не понимают.
Я буду рад, если наша аудитория никогда не будет алкашами в пабах и барах или просто пьяными малолетками. Я готов жить хоть всю жизнь с 900 подписчиками, если все они будут адекватными людьми. Адекватные люди, если им что-то нравится, всегда могут поддерживать движ.

 

Толя Зайков