Как это устроено: эксперименты со звуком и не только

В августе этого года клуб «Смена» впервые попробовал себя в роли лекционной площадки, организовав вечеринку Locals: Detroit. Тогда, объединив свои усилия, музыканты, критики и исследователи, обсуждали богатое наследие детройтской сцены. Сейчас промокоманда запускает новый проект — серию вечеринок «Издание», посвященную российской экспериментальной музыке.

Отталкиваясь от идеи лаборатории, организаторы хотят еще больше усилить ставку на диалог и обсуждение – в первую очередь, за счет отказа от сцены. Вместо нее всем участникам будет предложено общее пространство, в котором привычная иерархия между музыкантами и слушателями будет стерта.

Темой первой лаборатории «Издание:Нойз-Гейт», которая пройдет 3 ноября, станет экспериментальная нойз-сцена и импровизационная музыка. Концерта как такового, в привычном смысле этого слова, не будет. Приглашенные артисты не работают с готовыми композициями. Их музыка принципиально перформативна: материал творится здесь и сейчас, а сам процесс работы напоминает скорее борьбу с непослушной техникой, чем хорошо срепетированное действие.

Об этой «технике» мы и решили поговорить с двумя музыкантами, которые выступят на предстоящей вечеринке. Первый – москвич Егор Ефремов, участник формации Katapygon и сольного проекта Disturban. Второй – Илья Белоруков, питерский мультиинструменталист, работающий в широком диапазоне жанров: от электроакустики и аналоговой электроники до маткора. Егор и Илья рассказали нам о самых важных девайсах, которые составляют сердцевину их саунд-концепции

 

Егор Ефремов — Koma bd-o1

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Как исследователю и музыканту мне всегда было интересно влияние технических средств на креативные стратегии, мышление и, в конечном счёте, на культуру. Что интересно, это влияние далеко не всегда осознают сами разработчики — инженеры и программисты. Часто сами пользователи придумывают новый способ использования техники. Я думаю об этом, как о коммуникации напрямую с машинами, с тем, какие скрытые смыслы, неявное знание они в себе скрывают.

Один из примеров таких инструментов, которые я использую не по назначению — дилей-педаль Koma Bd-101. На первый взгляд это — очень плохая педаль задержки. Если вам нужен delay, ни за что не покупайте её! Характеристики по современным меркам выглядят смешными — максимальная задержка (при чудовищном падении качества) достигает порядка 102,4 милисекунд. При большом желании её, конечно, можно «разогнать» до двух секунд, но тогда от оригинального сигнала мало чего останется. Уровень шума такой, что неподогретый сигнал гитары в нём просто тонет. А ещё эта педаль огромная и тяжелая. Возможно, поэтому их перестали производить в феврале 2018 года. Что, конечно, печально, потому что истинное предназначение ее вовсе не в стандартном «эхо». Ведь у неё есть патчбей, то есть зона со сходами и выходами для управляющего напряжения. То есть в некоторые части схемы мы можем подключить управляющий сигнал — например, клавиатуру — и управлять какими-то параметрами с внешнего устройства. Замыкаем «вход» и «выход» — и мы получаем простейший осциллятор (генератор сигнала) со своеобразным тембром.

Таким образом, я использую delay-педаль в качестве простейшего синтезатора, позволяющего извлекать какое-то подобие мелодий. Есть еще одна интересная особенность. Если мы подадим на педаль большее напряжение, чем она номинально должна выдержать, сигнал начинает сэмплироваться реже, чем это нужно для его непрерывного воспроизведения. По звуку это похоже на цифровой эффект биткраш. И когда это происходит, эффект получается совершенно непредсказуемый. Поворотом ручки на 5 градусов или игрой на клавиатуре в рамках одной октавы мы можем совершать резкие скачки от раскатистого дрона до переливчатых «блипов», вызывающих ассоциации с ретро-компьютерами в старом добром сайфае. У такого нестабильного устройства проявляется свой характер, и играть на нём — всё равно, что взаимодействовать с живым существом. Это не похоже на управление — скорее на сотрудничество с капризным и своенравным существом.

 

Примеры использования Koma
Katapygon – Ахейские мужи..Пример нашего с Katapygon лайва, где кроме этой педали и голоса вокалиста ничего больше нет.

Эта композиция состоит исключительно из звуков ударных, обработанных через аналоговые и цифровые эффекты. Основной kick и рабочий барабан пропущены как раз через Koma и дисторшн, из-за чего возникает длинный басовый хвост. Главная «мелодия» сыграна на рабочем барабане и ударном лупе, из которого отфильтрована вся шумовая составляющая.

 

 

Илья Белоруков — Make Noise 0-Coast

Это слайд-шоу требует JavaScript.

К этому концерту я готовлю сет на модульном синтезаторе, сердцем которого, однако, является полумодульный синтезатор 0-Coast. Это пока единственный прибор от американской компании Make Noise в таком формате. Я начал погружаться в эту тему как раз с него. Я думаю, это может быть одним из лучших вариантов для старта. Он ограничен в возможностях, но тем и привлекателен для меня: тебе нужно придумать, как использовать его звук и средства музыкально, а не перебирать множество комбинаций проводов в поисках «того самого». Эти ограничения позволяют изучить возможности досконально и потом интуитивно и быстро изменять звук: так как я занимаюсь преимущественно импровизационной музыкой, мне важна оперативность и уверенность в используемом инструменте. Совмещая 0-coast с модулями в небольшом рэке, я могу добиться эффекта (предсказуемой) неожиданности, когда компоненты (осцилляторы, фильтры и т.д.) подключаются изощренным способом или с риском для стабильности всей системы.

 

В июле я играл концерт с этим сетапом на фестивале Stopmusic fest #2

 

Материал издан на лейбле Eternal Turns в сборнике intelkinetix¹. На треке весь звуковой материал записан (и почти не обработан) на 0-Coast, а потом сведён в несколько слоёв.

 

 

 

Роман Сехниаидзе

Тэги: ,