Концерт-перформанс «яслышутебя»: Саша Виноградова и Маша Сомик о вокальной терапии, умении раскрепоститься и вовлеченности зрителей

Около 30 человек – вокалисты, танцоры и музыканты, а также желающие присоединиться зрители участвуют в концерте-перформансе «яслышутебя», который пройдёт 25 апреля в московском «Новом Пространстве Театра Наций». СТОРОНА узнала у организаторов события, вокалистки Саши Виноградовой и художницы Маша Сомик, как найти контакт друг с другом через единство музыки, пения и танца.

«яслышутебя» заявлен как концерт-перформанс. Скажите, это в первую очередь концерт или перформанс? Как всё будет проходить?

Саша: Может сложиться ощущение, что всё событие — наша с виолончелисткой, Ульяной Волковой, новая концертная программа, что не верно. В первую очередь — это перформанс, в котором очень многое построено на импровизации. Сцены в привычном понимании нет, так как все участники будут находиться в одном пространстве.

Всего задействовано 30 человек: пятнадцать танцоров, двенадцать певцов и трое музыкантов. Перформеры находятся среди стоящих зрителей. Никаких костюмов и т.д. Я в какой-то момент начну петь и вокалисты продолжат петь вместе со мной. Заготовлено четыре электронных трека, какие-то из них я написала специально для перформанса.Помимо Ульяны из музыкантов будет Никита Чернат из групп «Хадн дадн», «сад имени фёдора» и других.

Маша: У нас есть план того, как будет проходить перформанс. Как минимум нужно уложиться в тайминг. Но очень хотелось бы, чтобы и зритель стал участником процесса. Каждый может в любой момент начать двигаться и петь.

Как искали участников перформанса? Просто бросили клич?

Саша: Никита Чернат сразу согласился участвовать. Вокалистов я звала из тех, кто был на моих занятиях по вокальной импровизации.

Маша: В перформансе также участвует наша подруга Ася Ашман — будет два постановочных танца, и она выступает как хореограф, да и вообще много занимается организацией события.

Перформеров-танцоров Ася взяла со своей стороны, а я позвала людей из моей танцующей команды.

Чего на репетициях вы добивались больше всего от участников: гармонии в каких-то аспектах или чтобы им хотя бы было комфортно друг с другом?

Маша: У нас не было ещё большой общей репетиции с танцующими, кроме моментов, когда снимали тизеры для соцсетей. Это тоже была чистая импровизация, мы поставили певцов, между ними ходили танцоры, выглядит очень круто, но чтобы оценить, надо оказаться там, словами этого не передать.

Уже идут репетиции отдельно с перформерами, и я считаю, что Ася очень классно их проводит, потому что мы на репетициях не разучиваем какие-то особые движения, а просто ищем инструменты взаимодействия со зрителем. Например, есть упражнение, когда ты будто бы приводишь в действие тело человека, дуя на расстоянии на определённую часть тела.

Когда придумали концепцию «яслышутебя»? Давно зреющая идея?

Саша: В 2011 году Маша организовывала серию дворовых кинопоказов — растягивали простыню посреди деревьев рядом с футбольными площадками и крутили фильмы. Помимо этого были выступления музыкантов (мои в том числе), дискуссии… Вдохновляющее время, конечно.

С ней мы снова начали работать уже в 2017 году, когда были наставниками в летней арт-резиденции «Кавардак». Она вела мастерскую по абстрактной скульптуре, а я — по музыкальной импровизации. В амбаре, где происходили все вечерние мероприятия, дети с предыдущим преподавателем по музыке построили самодельную огромную арфу из двух кусков железа, в дырочках которой натянули басовые струны. Звук потрясающий. Я записала на инструменте небольшую импровизацию со словами на выдуманном языке, играла двумя смычками. Маша предложила снять клип на этот трек прямо на смене в лагере. Увы, не успели задумку воплотить. Уже в Москве закончила трек, и Маша предложила снять полноценное видео, что и сделали в декабре того же года. Сам клип — это метафора процесса работы художника над проектом. Такой танец мастера, можно сказать. В кадре много скульптур, которые сделала Маша. Мы танцевали под музыку, это была чистая импровизация.

Из этого клипа мы захотели сделать нечто более масштабное: секретную вечеринку-презентацию видео в необычном месте. Повесить там полиэтиленовые раскрашенные пластины, скульптуры, огоньки, играть нойзовую музыку.
Хотели, чтобы все пришли в костюмах и никто не смог бы узнать друг друга.

Мероприятие, к сожалению, не провели. Я уехала в Берлин на Red Bull Music Academy и после стала писать много электронной музыки, до этого прошла курсы Антона Маскелиаде, которые мне очень помогли. Было ощущение, будто мне дали новые краски. Поэтому с новыми идеями решили воплотить перформанс.

Маша: Изначально мы задумывали это событие как презентацию новых песен Саши. Но мне сейчас интереснее заниматься танцами с большим акцентом на импровизации, поэтому решили объединить одно с другим.

Как уже говорила Саша, я работала со скульптурой, а до этого получила образование дизайнера интерьеров. Мне в целом интересно работать с пространством и объёмом. Перформанс же по сути — крутой формат для работы и с пространством, и со зрителем.

Получается, что идея перформанса родилась из идеи вечеринки, где пусть и знакомые люди, смогли бы чувствовать себя свободнее из-за анонимности?

Маша: Только отчасти. На мероприятии зрители не знакомы (если кто-то не пришёл вместе, конечно). Поэтому мы хотим создать атмосферу, в которой люди смогли бы почувствовать себя частью целого организма.

Саша: На концерте в музее Скрябина, я обратила внимание на одну вещь. Когда пела на сцене, софиты светили так сильно, что у меня было ощущение, будто я пою в пустоту. Будто нет никого, хотя и слышала аплодисменты зрителей. Мне казалось, что нахожусь в нереальном пространстве и непонятно для кого пою.

Поняла, что мне недостаточно такого контакта с аудиторией, то есть в целом формат больших концертов, где чётко разделен зритель/выступающий. Когда пою, то хочу видеть глазами того, кому я пою и чувствовать отклик.

Поэтому вместе с Машей нам хотелось бы создать пространство, где все будут вместе находится, без физических разделений: кто-то выше или ниже, на кого-то софиты направлены, а на кого-то нет.

Какого главного эффекта хотите достичь в итоге?

Маша: Хочу, чтобы все рыдали от счастья. И люди смогли бы хоть как-то повзаимодействовать друг с другом. Хочу, чтобы все обнимались, танцевали и пели. Увидеть полную вовлеченность зрителей.

Саша: Что хочет человек, который идёт на любое мероприятие? Может что-то про себя понять, да просто получить удовольствие. Любое наблюдение за своими ощущениями — это уже крутой результат. Например: «О, никогда не думал, что мне так неприятно, когда меня трогают чужие люди». Или «Как классно, когда поют рядом с тобой». Мы делаем этот перформанс исключительно для людей, для расширения их представлений о своих чувствах.

Если не получиться «расшевелить» людей? Похлопали, разошлись, написали отзыв.

Саша: Окей. Этот перформанс очень подвижный. Опять же, у нас есть план развития событий, но как все будет разворачиваться, никто не знает. Тут как в жизни, в которой по плану не получится. Вот у меня недавно было: решила встретиться с тётей, чтобы навестить бабушку. А бабушка в этот же день умерла.

Поэтому мы хотим не просто отыграть программу, а, прежде всего, найти различные способы невербальной коммуникации со зрителем. Музыка, танец, прикосновения… Их может и не быть, если человек не захочет. Но импульс посетить такое мероприятие уже своего стоит, как минимум.

Маша: На самом деле, если рядом с тобой кто-то танцует, а сзади поет, меняется свет — это уже необычно. Это уже про новый опыт.

А вот то, что делает Shortparis сейчас при взаимодействии со зрителем, как по вашему, это похожая история?

Саша: Shortparis всё равно, в первую очередь — это артисты в привычном понимании слова. На перформансе мы как раз хотим сдвинуть фокус с артиста на зрителя — он главный, а мы просто ведем его.

Забегая вперёд, скажите, перформанс хотите сделать единичным или это большая история?
Маша: Хотим мировой тур! (смеётся)

Саша: Посмотрим, как получится. И уверены, что можно сделать такой формат выездным событием. Круто, что можно работать с местными перформерами и вокалистами, то есть не нужно везти всю толпу.

Саша, вы занимаетесь вокальной терапией. Расскажите, что это такое и будут ли использоваться эти практики в перформансе?

Саша: Звук материален, но глазом его не увидишь. Что можно сделать? Только почувствовать вибрации. Я часто использую приемы Бобби Макферрина. У Rhiannon есть книга «Vocal River» — сборник упражнений, которые использует и сам Макферрин. Это одна из важных работ по вокальной терапии. Вообще эти практики распространены в США и Европе, а «музыкальный терапевт» там — уже давно отдельная профессия.
На «яслышутебя» певцы расставлены таким образом, чтобы толпа оказалась внутри звука. Своеобразное живое стерео. Вот такой круг — одна из практик вокальной терапии. Я очень хотела реализовать её, так как сама проходила через такой опыт и знаю, как это круто.

Маша, а есть ли нечто подобное, связанное с танцами? И будут ли возможно применены в перформансе?

Маша: Насколько я знаю, есть практика, когда человек вспоминает историю из жизни, и он должен понять, где в теле он её ощущает. Но буду честна, конкретно в этом аспекте не разбираюсь. Свою практику с танцами воспринимаю как телесную терапию в первую очередь для себя. В какой-то момент у меня были проблемы непринятия своего тела, и танцы очень сильно мне помогли. Через них я стала ближе к самой себе. Надеюсь, участники перформанса смогут ощутить это.

Сергей Сиразутдинов