Маяк – большое интервью

В преддверии постбард фестиваля СТОРОНА встретилась с московской исполнительницей «Маяк», недавно выпустившей полноформатный альбом «Грустно взрослеть». О сравнении с «Гречкой», выступлениях на Арбате и многом другом читайте в интервью.

Давай сразу про псевдоним. Мы когда с тобой общались перед интервью, ты просила обращаться тебе как Маяк. Не возникает проблем с псевдонимом?

Мне так комфортно уже несколько лет. Бывают люди, которые спрашивают меня: «А как нормально?», «Как по паспорту?», «Тебя так прям в паспорте?». Отвечаю — Маяк.

Откуда у тебя этот псевдоним?

С псевдонимом связана милая история, романтизированная. Когда я была в лагере, лет в 11 или 12, мы сидели с девочкой на лавочке, разговаривали, смотрели как плывут дельфины. Она была из верующей семьи, мы быстро сошлись во мнениях. Внезапно она мне говорит: «Ты прям как маяк — ты светишь мне, ты помогаешь». С тех пор и пошло, притянулось.

А твои родители?

У меня отец православный, не фанатик, но почти каждое воскресенье мы с братом ходили в церковь, на причастие. В более юном возрасте я уже сама начала в этом разбираться. Сейчас я не могу себя отнести к какой-либо религии, но не могу сказать, что я не верю в Бога.

Агностик или деист?

Скорее второе. Знаешь, во что я точно верю? В существование кармы. Сколько я живу, хоть и немного, но каждый раз я убеждаюсь, что когда ты делаешь человеку что-то ужасное, тебе это обязательно вернется, и наоборот.

Родишься букашкой или кошкой?

Нет, я про то, что могу тебе сказать. Я не знаю, что будет дальше.

Бытовая карма?

Да! Бытовая карма!

Семья поддерживает твоё занятие музыкой?

Да. Перед последним концертом я звонила маме и говорила, что волнуюсь. Она поддержала меня, сказала, что я умничка, радую своих родителей. Для них значимо то, чем я занимаюсь. Конечно, раньше они говорили что-то вроде «Какие у тебя проблемы в 16?», и отец удивлялся, как такие песни в 17 можно писать. Они привыкли и дали мне самое главное — свободу.

Как прошёл твой сольник в «Плутоне»?

Супер! Море эмоций! Публика отдавалась как могла. До этого сольник был в октябре. Там было 30 человек и мне казалось — вау. А в «Плутон» пришло больше ста человек и для меня это было невероятно. Само место — бывшее заводское помещение с высокими потолками — это здорово!

 

С какого года ты занимаешься музыкой?

У этой истории нет срока годности. Я писала стихи с детства, но страница в ВКонтакте — именно «Маяк» — появилась в 2014-2015 году. Записывала песню или кавер, отсылала своим друзьям, просила оценить, послушать.

Когда у тебя было первое выступление?

В 2015. Я живу не в очень хорошем районе и у нас есть антикафе, которое находится рядом с трассой, в здании KFC. Было забавно. Пришли все мои друзья и один незнакомец, что удивительно. Первое выступление — это всегда здорово. Это ощущение, что ты услышан хотя бы этим количеством людей, что они пришли насладиться той музыкой, которую ты делаешь — это приятно.

«Грустно взрослеть» — твой дебютный альбом?

Да. Я не знаю, почему многие считают, что это мой «новый» альбом. Не то, чтобы огорчает, но… До этого я не делала никаких больших работ. Иногда выпускала песню, кавер, песню, кавер, всё. А здесь — другое. Меня полтора года мучила идея выпустить именно альбом и я сначала дошла до того, что хочу на студии писаться. Потом поняла во сколько мне это обойдется… Фиг с ним! Запишу альбом на коленке! Кухня, микрофон, акустика, джэмбо, Garage Band.

 

Как люди приняли твой релиз?

В основном были положительные отзывы. Никакая слава на голову не свалилась, не дай Бог, я не хочу этого. Многие благодарили и писали, что моя музыка помогает им в тяжелые моменты жизни. Очень здорово, что люди именно слушают альбом, слушают музыку, а не смотрят на псевдоним и скидывают треки харьковского «Маяка» или метал.
Было множество негатива, конечно, из-за того же псевдонима. Я не лазила по страницам и не смотрела круглые сутки, что было и что есть, когда заводила паблик. Обычное слово. Миллионы аптек, миллион торговых центров. Даже если кто-то захочет назваться маяком, встанет вопрос: «А какого маяка запомнят?». Мне запомнился какой-то поэт за 30, рифмующий на глаголы. Он написал огромный комментарий, что я бездарный ребеночек, не умеющий складывать рифмы и так далее. Всегда будет тот, кто будет тебя ненавидеть. Не он, так обязательно кто-то другой. Но с другой стороны радует, что мой альбом, сделанный на коленке, когда меня поносили за мой псевдоним и сравнивали с Гречкой, замкнул топ-9 релизов по мнению подписчиков паблика Мазерленд. Мой альбом в одном ряду с группами «Плохо», «Аффинаж», «Дайте Танк (!)» и мне было приятно. А ещё на улице стали узнавать!

Да ладно?

Конечно. Люди намеренно приходят меня слушать, подходили в метро, подходили на улице, — подбегают и говорят «Спасибо».  Ну и, помимо того, что выступаю со своим сольным проектом как «Маяк», я ещё играю на Арбате.

Давно?

Первый раз попробовала в марте прошлого года.

Как так получилось?

Случайно. Чувак играл «Битлз», и я сбросила девочке-аскеру все свои деньги, а потом спросила можно ли мне сыграть? «Да, конечно!» — ответили мне. Потом они предложили здесь ещё выступить, и я согласилась.

Какие у тебя впечатления от игры на улице?

Сейчас или тогда?

Давай сначала.

Тогда — супер. Кайфовала, радовалась, что люди слушают, комментируют, так ещё и деньги бросают. А сейчас — меня спрашивают подписчики «Когда ты будешь на Арбате?», и меня это удручает, потому что это стало лёгким способом заработать денег. Я поймала себя на мысли, что намного реже приезжаю туда с мыслью, что еду играть и отдавать эмоции, а не посидеть четыре часа, заработать деньги и уехать. Это стало какой-то обыденностью, в основном за счёт негатива, который ты там получаешь.

 

 

Например?

Полицейские, пьяные мужчины, владельцы квартир в ближайших домах. Пару раз было такое, что местные жители, напившись в пятницу или субботу угрожали мне, обещали убить или просто обливали водой. Тяжело стало играть, слишком много негатива.

Полиция часто гоняет?

Меня ни разу не забирали. Просили уйти во время игры пару раз, но всё заканчивалось мирно. С полицейскими самые смешные случаи происходили: один просил у меня зажигалку прямо во время игры, а я не курю; а во второй ко мне подходит женщина-офицер и говорит: «Мне очень нравится, что ты играешь и как ты поёшь, но, к сожалению, тебе пора уходить».

Твои песни насквозь пропитаны злостью и тоской, полны негатива. Отчего это?

Я пессимист. Мы с тобой говорим о славе, подписчиках, а я уже думаю о том, как этому придёт конец. У всего есть начало, у всего есть конец. Почти все мои песни написаны в те периоды, когда приходилось переосмысливать себя, бросали дорогие мне люди или происходили ужасные случаи по меркам возраста. Иными словами — на отрицательных эмоциях. Ко мне подбегали после концерта пятнадцатилетние девочки и говорили, что музыка помогает им в плохие момент жизни, а я им отвечала: «Пожалуйста, просто слушайте песни, поплачьте над ними, представьте на себе, но не переживайте их сами». Я не хочу чтобы они пели о том, что у них вместо органа дырка, вместо органа счастья; о том что боли так много, что уже ничего не чувствуешь.

В какой период были написаны песни с альбома?

Есть треки с 2015 года, например. «И в горе, и в радости». «Маленький» —  2016. «В России», «Моя юность», «11» — 2017. Остальные — 2018.

Сейчас ты воспринимаешь эти песни также, как в тот момент, когда писала их?

Этим альбомом я подвела некий итог того периода — до совершеннолетия. Именно ему он и посвящен. Когда мне исполнилось восемнадцать, я шла домой и плакала. Но сейчас ничего к нему не чувствую. Это то, что пережито. Только мелкий отблеск. Все песни, которые я писала, были посвящены трём людям. Двое из них сыграли огромную роль в становлении человека, который здесь сейчас сидит, и ему действительно грустно, потому что этот период ушёл именно на них. Плохой опыт.

Ты хочешь сказать этим людям спасибо или пошли нахуй?

Спасибо. Если бы не было их, не было и песен.

Почему все твои песни написаны в мужском роде?

И стихи тоже. Потому что я во много романтизирую образ маяка. Этот голос, что есть внутри меня, говорит мне писать от лица мужчины. Не знаю почему. Мне так кофмортнее и даже приятнее такое читать. Я не люблю стихи от женского лица. Я знаю, что это прозвучит как сексизм, а то меня феминисткой называют.

А ты нет?

Это смешная история! Я подстриглась и пошла со знакомой в кинотеатр. Когда мы выходили из зала, она мне прошептала: «Я хотела тебе сказать, но девочки сзади шептались, что феминистки пришли». Я не знаю почему, что если ты с короткой стрижкой, то ты сразу феминистка и к ЛГБТ относишься.

Но внутри ты себя ассоциируешь с мужчиной?

В душе — скорее всего. Во мне есть этот стержень того самого самого поэта. Не люблю слово «поэтесса». Для творчества нет этой грани, что позволено, что нет.

Не изменилось восприятие собственного творчества?

Своего — нет, а вот самой музыкальной тусовки… Раньше я думала, что это красивый цветочный мир, где все занимаются своими делами, пишут музыку и так далее. Потом меня выложили в паблик «Хрущёвка» при том, что админу не понравилась моя музыка с комментарием «Больше хайпа, больше хайпа!». Для меня хайп — это о наркотиках, тусовках, Китай-Городе с кучей электроники — то, что сейчас популярно. О чём он — не понятно. Без разницы 50 подписчиков или 50 тысяч, я не собираюсь пытаться кому-то угодить или петь намеренно о том, что популярно. Я искренняя, от этого страдаю и жалею, потому что люди по сути слушают историю моей жизни. Музыка как личный дневник.

Как тебе кажется, какая главная проблема молодежи сегодня?

Мир тупеет. Как бы это не звучало. Это очень хорошо прослеживается в сегодняшних родителях, которые на вопрос отвечают: «Набери в интернете, тебе ответит гугл». Ребенок не может отсеивать информацию, не знает, что такое хорошо и плохо. Вся проблема в семье: если она уделяет достаточно внимания его воспитанию, но при это под замком не держит, он выйдет на улицу и не станет наркоманом и алкоголиком. Подростки, что убегают из семьи или пытаются покончить с собой — всё это идёт от того, что им не уделили вовремя внимания и не долюбили в своё время. Дети — это зеркало взрослых. Всё остальное — лишь верхушка айсберга.

Ты себя считаешь частью какой-нибудь музыкальной тусовки?

Я не чувствую себя частью тусовки. Да, я поддерживаю пост-бард движение, музыку, паблик, музыкантов оттуда, но чтобы быть его частью — нет. Я могу в любой момент сказать «пока». Когда ты себя приписываешь к кому-нибудь, у тебя появляются некие обязанности. Лучше быть человеком, которого нигде нет.

Тебя не расстраивают ассоциации с Гречкой?

Меня в основном опубликовали два крупных паблика: это «Мазерленд», который написал, что я «столичная Гречка» и «Родной Звук», который тоже сказал, что я – это новая Гречка. И мне грустно от этого. Люди заходят, смотрят и после этого не слушают музыку, не читают тексты, а думают: «А, очередной закос под Гречку». В остальном всё хорошо.

Ты не думаешь, что твой успех связан с волной внимания к подобной музыке, появлению термина «пост-бард»?

Нет, не думаю. Люди любят искренность. Сравнение с Гречкой достаточно глупое: я занимаюсь музыкой довольно давно, а она просто попала в нужный момент в нужные руки Ионова, который оказался прекрасным продюсером. Не нужно отрицать, что без хорошего промо ты никто. Проблема в том, чем быстрее ты поднимаешься на вершину славы , тем быстрее ты с неё скатываешься. Мой альбом нашёл своего слушателя, я по-прежнему нахожусь в так называемом андеграунде. Пост-бард как жанр – это гитара и голос. Всё.

Как выглядит бард сейчас?

Также как и раньше.

Чем тогда исполнители пост-барда отличаются?

Они моложе.

Любимая еда?

Обожаю лимоны! Мои подписчики и мои слушатели всегда дарят мне лимоны. Просто нарезаю дольки и ем. Чай без лимона — ссанина.

Любимое спиртное?

Текила. С солью, с лимоном.

Есть ли у тебя мечта?

Стать человеком.

Игорь Шумов

Тэги: , ,