Moscow Music Week: Новая русская волна на родной земле

На прошлой неделе в Москве прошел Moscow Music Week, который в этот раз посетили британские журналисты, в том числе Джон Робб (The Membranes) и Ричард Фостер из музыкального портала Louder The War. Журналисты посетили несколько конференций и основные шоукейсы фестиваля, и написали большой очерк об увиденном и услышанном у себя на портале. Сторона перевела текст с сайта LTW о Москве, MMW и группах, которые услышали Джон и Ричард.

 

 

Джон Робб: Москва — это большой-большой секрет.

Но это не надолго.

Музыкальная сцена здесь, помимо ярких локальных групп, насыщена такими великолепными командами как Shortparis (обзор от LTW здесь). Культурно город похож на Берлин с его диапазоном и масштабом. Этот город — крайне увлекательное место, и он вот-вот станет самым крутым в мире.

А новая русская волна возглавляет этот «новый Берлин».

Город наполнен яркими молодыми людьми, множеством «хипстерских» местечек, построенных на заброшенных фабриках, которые потом превратились в бары и культурные пространства. Есть даже веганские кафе, которые переполнены юношеской энергией 21 века. Это больше не старомодная Москва, состоящая из скептиков. Теперь здесь происходит много нового, а Moscow Music Week отвечает за новую сцену.

LTW посмотрел на «новую русскую волну» на их же родной земле. С тех пор, как мы стали освещать эту сцену несколько лет назад, про «новую русскую волну» стали писать все больше. Такие перспективные представители сцены как Shortparis, Lucidvox и «ГШ» пока хорошо представлены только в своей родной стране и в Восточной Европе. Но все изменится, когда Великобритания и Западная Европа начнет лучше прислушиваться к Джону Роббу (босс LTW и вокалист из The Membranes) и Ричарду Фостеру.

 

 

MOSCOW MUSIC WEEK

Ричард Фостер: Это был сон? Иногда так и казалось. Москва, по первому впечатлению, неземная. Этакое сочетание будущего-прошлого и гиперсовременного. Иногда Москва казалась очень знакомым местом, но недосягаемым. Прогуливаясь по Патриаршим прудам в знойный субботний вечер вполне можно вообразить себя героем булгаковского «Мастера и Маргариты».

Черные кошки перебегали нам дорогу, пока мы проходили около одной из Сталинских высоток в 5 утра воскресенья. Вспотевшие после более чем 10 часов впечатляющей музыки, мы наблюдали, как рассвет медленно «выпекает» новый день. Может быть это предзнаменование новой музыки?

Это выглядит очень одухотворенно. Москва, благодаря Moscow Muscic Week, погрузилась в атмосферу фестивального праздника. Праздника, наполненного умной и альтернативной музыкой.

И все эти москвичи хотят заразить нас этой идеей. Нас пригласили на все эти вечеринки, дикие бары, которые были блестяще описаны А. Е. Хаусманом в его произведениях. Все это было похоже на Осаду Лейдена. Нас угощали вкусной едой и напитками. Все это предвещало большую дружбу.

В течении дня на различных конференциях мы обсуждали границы, налаживали контакты, выстраивали сети взаимной поддержки. Представьте себе игру, в которой люди ориентированы выжать максимальную пользу друг от друга. В ней нет никакой блаженной ерунды или позерства, на это просто не было времени.

На карту было поставлено очень многое. Длинные вечера, плавно перетекающие в утро следующего дня. Постоянные перемещения в такси туда сюда и попытки что-нибудь перехватить на ходу, так как нужно было успеть на все мероприятия, и даже на те, которые еще не были анонсированы. Возможно, весь этот экзистенциональный блеск и гламур Москвы и заключается в том, чтобы никогда не останавливаться. Эта страна полна захватывающей музыки и людей, отчаянно желающих добиться успеха. И мы счастливы рассказывать вам об этом.

 

Пятница 31.08.2018 — Experimental Showcase

 

Но, к музыке. Первым на очереди был Experimental Showcase, который проходил в клубе Pluton. Клуб представляет из себя переоборудованное индустриальное здание с двумя чудовищно высокими помещениями, в которых, возможно, когда-то размещались какие-нибудь генераторы. Одно из них было облицовано кафельной плиткой, другое (большее по рамзеру) было с большим окном позади сцены. Создается впечатление, что находишься в каком-нибудь магазине. В целом, это отличное место для мрачной и капризной музыки, которой в тот вечер было предостаточно. Мы бродили между беспокойным звуком, часто перемешивающимся с джазовым шипением и суетой, который исходил от невероятных Super Collection Orchestra, выступающих на главной сцене, и фантастическим выступлением дуэта Marzahn, взявших за основу звук Шеффилда 1978 года и сделавших с ним что-то очень крутое и неожиданное. Каким-то образом им удалось взять старые электронные ходы и, с помощью тонких и неожиданных ходов, показать романтичную сторону их музыки. Трудно описать, почему это звучало так классно и современно, но они сделали это.

Джон Робб: В России очень большая электронная сцена. И это тоже очень хорошо. Здесь размываются границы между индастриалом, ранними записями Factory Records или Reptile House группы Sisters of Mercy, темным шугейзом и разными суровыми и темными звуковыми ландшафтами, как у раннего Aphex Twin, Monowave. На фоне старой фабричной стены выступает один человек, у которого пара клавиатур и гитара. Сонный тяжелый барабанный ритм в каждом треке подкрепляется темной, тяжелой басовой линией, а просачивающаяся меланхолия цифровых волн завлекает вас в свою спектральную атмосферу. Это создает блестящий звуковой ландшафт, поскольку он заполняет разрыв между ночной электроникой и саундтреком к новому фильму про Бэтмена, если бы Ганс Циммер не был бы так занят…

Ninja Glam — это два парня из Москвы, исполняющие темный дроновый синт. Парни так же играют в группе Motherfathres. Их электроника создает окутывающий темный водоворот, в котором легко утонуть. Создается ощущение, что это старинное здание было спроектировано специально для их звука. Этот дуэт — еще один пример большой темной электронной сцены в России, которая смешивает бесконечную зиму и меланхолию с цифровой живописью. Они создают гипнотические и страшные звуковые ландшафты, объединяющие в себе экспериментальную электронику и темные материи.

Ричард Фостер: После этого предстоял еще один акт синтпопа, в лице Rosemary Loves a Blackberry (также известная как Диана Буркот). Эффектные видеоряды являются частью ее творческого арсенала, поэтому увидев ее без каких-либо фоновых видео и рисунков, а просто со своим ноутбуком и педалями, мы были сбиты с толку. Тем не менее, ее новый поп-трек смог привнести некую чувственную отчужденность шоу. Ее хрупкий, слегка неисправный вокал и неумолимые движения создавали кибер-зловещую атмосферу. В ней действительно есть что-то необъяснимое.

Джон Робб: В большом зале клуба группа Lucidvox показывали нечто особенное. В своем психоделическом подходе к гранджу они подмешивают языческие и народные фолк мелодии, дополняя это гитарной мощью. Если и есть на свете группа, которая должна возглавить гранж 21 века на Subpop, осовременивая и реставрируя жанр, то это она. Как будто Mudhoney вернулась на вечеринку и принесла с собой флейту и особые, окрашенные по-восточному, мелодии. По мере своей эволюции группа становится все лучше и лучше. LTW писал об этой группе еще до того, как началась «новая русская волна» и это здорово видеть как они оттачивают свое мастерство. Их звук стал куда больше и объемней, теперь он образует сильную мистическую стену, которая вызывает мелодическую лихорадку. Группа должна стать фаворитом на европейских фестивалях ближайших лет.

 

 

Ричард Фостер: На главной сцене группа Lucidvox вновь предстала перед нами вместе с их гедонизмом и пылом. LTW все еще не может оправиться от их шоу этих четырех русалок в Таллине два года назад. Они по прежнему путешествуют по космосу: четыре девочки, язычески одухотворенные, создающие головокружительные гитарные мелодии в духе Yeti-era Amon Duul II. Если бы они могли добавить больше разнообразия в их барабанные партии (которые, кажется, всегда подчиняются определенной формуле), они могли бы создать действительно захватывающее шоу. Будем на это надеяться, ведь они действительно потрясающие.

Джон Робб: «Интурист» — это быстроразвивающийся проект от Евгения Горбунова, известного по таким группам как ГШ и Interchain. Кажущийся по началу аудио-визуальным проектом, приближающимся по духу к Джеймсу Ченсу, нашим морщинистым ушам он предстал как смесь The Ex и Dog Faced Hermans. Суматоха идей в его песнях, перемены темпа и фри-джазовый саксофон как завершающий штрих — все это заставляет весь зал танцевать.

Живые выступления «Интуриста» всегда разные, полны импровизаций и неожиданных поворотов. Эта непредсказуемость сегодня звучит действительно по особому, поскольку в их микс добавилась интенсивность панк-рока и это действительно сработало. Интересно, как долго они смогут оставаться на одном творческом этапе?

Ричард Фостер: Отличительной чертой того уикенда была быстрая смена шоу. В первую же ночь, после выступления Lucidvox, после строжайшего лайн-чека группа «Интурист» просто расквасила гиг. «Интуристом» руководит харизматичный Женя Горбунов, известный своими сольными проектами и работой с «ГШ». Беспокойный романтизм их музыки был подкреплен скачущими вверх и вниз мелодиями, острыми ритмами и дьявольским саксофоном. Их треки полны завихрений и неожиданных поворотов, слушая которые, представляется противостояние какого-нибудь блестящего нападающего и громоздкого, неуклюжего защитника. Группа «Интурист» заслуживает упоминаний на том же уровне что и The Ex и This Heat.

 

 

Джон Робб: Дарк джаз. Вы просто обязаны полюбить это направление в музыке. Россия — высококультурная страна. Здесь джаз и классическая музыка являются частью музыкального фона. В Великобритании это все еще считается музыкой для снобов. В России у всех есть знания о таких музыкальных формах, и это хорошо.

Иногда, все эти мероприятия, были так переполнены большим количеством великолепных групп, что даже самые выносливые и скоростные слушатели могли что-то упустить. Но, когда на сцене появляются два музыканта и начинают исполнять свой фри дарк джаз с примесями сирийских мелодий, то вы будто попадаете в плен. НО. Но, скорее всего, вы пропустите этот гиг из-за слишком сильного погружения. Поэтому, этот обзор является обманом. Я просто пошел на youtube и они показались мне замечательными. Ритмические приключения, захватывающие повороты и пентатонические мелодии, все это сочетается между собой, образую ту самую изюминку дарк джаз сцены.

Ричард Фостер: Usssy так же пробили дыру в стратосфере своим умопомрачительным сочетанием средневосточных мелодий и джаз-металла. Проще говоря, они были настолько потрясающими, что просто выжали из меня все. Опасаясь того, что мои уши откажут, мы отправились на такси в другое место с кучей новых друзей из России, чтобы оказаться на другом старом заводе где-то в Москве и посмотреть там на дуэт из Санкт-Петербурга под псевдонимом Die Konfekte. В их представлении сочетается беззаботный, трезвый габберный шарм, кабаре Deutsche pompen (до того, как молодой Rummelsnuff подсел на пироги и железо) и счастливый синт поп. И хотя они выступали перед небольшой толпой, они смогли вызвать самый радостный мошпит по эту сторону Евразии, на что приятно было смотреть. Это было одно из главных впечатлений выходных. После этого мы обнаружили себя за просмотром концерта Queen с лордом Фредди Меркьюри гарцующим для ночных обжор.

 

Суббота 01.09.2018 — Боль Showcase + выпивка в Powerhouse

 

Ричард Фостер: Ах да, «БОЛЬ», шоукейс «Боли». По мнению тех, кто в теме, эта шутка передает мироощущение поколения гламурных вечеринок, которое сейчас достигает своего апогея и достигает тридцати. Особенно заметными были клубные аспекты этих рейверов. В прохладной атмосфере «Агломерата» (что-то вроде большого конференц-зала, переоборудованного в молодежный клуб), все были друзьями, все бросали друг друга в мошпит и все как-то умели оставаться молодыми и красивыми. Если мы можем позволить себе грубое американское сравнение в этом обзоре, то это было похоже на одну из вечеринок Джей Гэтсби, хоть и с громкой электронной музыкой. Нам снова удалось увидеть Super Collection Orchestra, а затем в атаку стали рваться «Спасибо».

 

 

«Спасибо» это одна из любимых групп автора этой статьи. Используя дух Mudhoney из поздних 80х, «Спасибо» будто создает самую большую, самую быструю и самую сердечную ракету, которую только можно себе представить. На самом деле, они настолько хороши вживую, что я не могу слушать их на записи, так как ничто, кажется, не передает такой мультяшный дух и дьявольские хуки. Свидетельством икнлюзивности этой группы было то, что участники группы участвовали в моше и прыгали со сцены. Они с радостью отдавали микрофон своим друзьям, чтобы те могли поорать в него, а сами, тем временем, отправлялись в круговорот потных тел. Кстати, я не уверен, делали ли они паузы между песнями.

 

 

Джон Робб: Тем вечером был триумф группы «Спасибо». Энергетика группы «Спасибо» набирала все большие дивиденды на их родной земле, а большая толпа людей сходила с ума на танцполе. Мы неоднократно видели эту группу на восточноеврпейских фестивалях, но очень здорово видеть ее на своей родной территории, где их адреналиновая лихорадка соединяется с дикой аудиторией, которая воссоздает те легендарные мошпиты из Сиэтла 1989 года. «Спасибо» сочетает в себе широкий спектр рок-жанров, включая шугейз, пост-панк, психоделический и арт-рок.

Ричард Фостер: Следующими на сцене появились ssshhhiiittt, которые выглядели так, будто бы только что вышли из клуба Riverside в 1989 году. Отличный контраст со «Спасибо» (хоть они и были в примерно одном Gen X стиле), лаконичный вокал великолепно контрастировал с перегруженными гитарами и устойчивым ритмом. То что пели эти прото-стоунеры, мне казалось ключевым, по крайней мере много местных то и дело сообщали мне о том, что эти парни «смешные» и «чертовски классные».

После них вышла группа, которую я неапологически обожаю — «ГШ»

В интервью вокалистка Катя Шилоносова намекала на появление более экспериментального направления в звучании группы. Во многих случаях это означало бы неряшливую и самонадеянную музыку. Но здесь мы получили откровение. Перед нами предстали две психоделические межвездные высокие фигуры, высвобождающие всю творческую мощь и интеллектуальную напряженность ключевой оси группы Жени Горбунова и Кати Шилоносовой. На них просто безумно приятно смотреть, так же как и на сочетание саксофона, баса и барабанов. Иногда кажется. что ты можешь буквально потрогать эту дружественную энергию, исходящую из них, заставляя двигаться их как атомы, то сближаясь, то удаляясь друг от друга благодаря силовым полям их индивидуальностей. К концу второго трека электрическая, спиральная, напоминающая Soft Machine Катя начала топтать пол и выкрикивать команды: «У нас есть все!», «У нас ничего нет!». После этого критического момента уже ничего не казалось возможным. На маленькой сцене мы услышали какую-то темную электронику и какое-то очень смешное кабаре. Я не запомнил названий, но, предполагаю, они были великолепны.

Джон Робб: «ГШ» стала одной из ключевых групп новой российской сцены. Они находятся на одной ступени с Shortparis и Lucidvox и на них возлагаются главные надежды. Группа просто фантастически интенсивна. Между свирепыми, но тонкими и умными, полными идей, Катей и Женей создается прекрасное напряжение.

Ричард Фостер: Наступила ночь и в клубе Powerhouse началось то, что можно назвать легкой вакханалией. Крепкая дружба стала все еще крепче. Потом прогулка под лекцию об осаде Ленинграда, через сказочный сюрреализм Москвы в 5 утра. О, совет вам. Если черный кот перебежал вам дорогу, то сплюньте три раза.

Джон Робб: Глубоко в ночи мы слушаем дикие разговоры о том, что Тони Вилсон является образцом для подражания для Moscow Music Week, а свободный дух инакомыслия является вдохновением для босса Moscow Music Week Степана. Мы выходим на прогулку по озаренным рассветом московским улицам, с их огромными зданиями и проспектами, наполненным новым духом. В это время один из местных книжных издателей начинает кричать «Джон Робб в московских воротах рассвета!», а мы продолжаем беседовать Сиде Баррете, русской культуре и этой чертовски гениальной книге Булгакова «Мастер и Маргарита», снова переживая эту сюрриалистическую сатирическую сказку о сатане, описывающую арт-сцену Москвы 30х годов, в которой черная кошка беседует с Иисусом и Понтием Пилатом. Вы должны прочитать эту книгу, и не забудьте сплюнуть три раза!

 

Воскресенье 02.09.2018 — Короли Китай Города

 

Ричард Фостер: В это воскресенье хотелось оставаться на одном месте. Особенно после того, как после обеда вы насладились самой вкусной едой и пили коктейли, способные растворить ржавчину со дна подводной лодки. После экскурсии по центру Москвы мы решили отправиться на местность под названием Китай Город (названного так не по причине китайской общины, но я забыл по какой) на «Королей Китай Города», разбросанных по двум барам под названиями «Китайский летчик Джао Да» и Downhous.

Если вчера аудитория в основном состояла из 20-30 летних молодых людей, то сегодня это были корявые рокеры и подростки. Сиплые, пьющие пивко, кричащие подростки, которые все хотели знать, почему, черт возьми, мы притащились в Москву ради того, чтобы посмотреть на эту кучу потрепанных российских панк групп. Извините детки, но мне кажется, что это и ежу понятно.

Первыми в «Летчике Джао Да» выступали «Универсамчик» и «Можем повторить«. Они были очень энергичными. Затем был быстрый спуск в Downhouse, чтобы посмотреть на «Последню вечеринку«, которые выделялись своим энергичным и быстрым трэшпопом. Пообещав некоторым людям вернуться на группу Nicky Blazer (которая звучала очень горячо на Bandcamp), мы отправились в «Летчик Джао Да», чтобы успеть на группу «РыцарныеРыцари«.

Этот дуэт достаточно сдержанно попросил нас не пропускать их, так как они «лучшие», что в итоге и подтвердилось. Живьем «РыцарныеРыцари» вызывают невероятные впечатления. Их басист, использовавший определенный набор педалей, создавал звук, который казался таким пространственным, будто эти педали были украдены у старого «Союза». С другой стороны группа выделялась барабанщиком, который создавал могучий гром без какого-то ни было напряжения в руках. Каким-то образом, держа темп и выстукивая что-то, что спокойно могло бы оказаться на записях NoMensNo, этот «халк» двигал вперед всю музыкальную территорию «РыцарныхРыцарей». Nicky Blazer, мы пропустили вас, но мы уверены, что вы хорошие. Мы просто не могли оторваться.

 

 

Джон Робб: «РыцарныеРыцари» это доказательство того, что рок музыка в 21 веке лучше тогда, когда она упрощается. Группа состоит из двух людей с дикими глазами, разрывающих сцену. Барабанщик в очках с безумным выплеском энергии и басист, который переключается между любимым тяжелым звучанием баса и целым спектром педалей эффектов, из которых буквально выкачиваются Ummagumma Floyd трипы и русские народные мелодии. Все это звучит фантастически. У них очень много энергии — захватывающий прилив звука и идей, захватывающие рифы и музыка, и пост-пост-панк настроение музыки создают совершенно новые формы. Стив Альбини полюбил бы их. А мы полюбили их еще больше!

«Нам очень нравится испытывать звуковое давление от трех или более усилителей. Это что-то похожее на Boris — звук добирается до всех и никто не уходит неудовлетворенным. Когда мы начинали, на нас оказали влияние Tera Melos, Blood Red Shoes, ASIWFA, DFA1979, Zach Hill и русская группа «Спасибо» — «РыцарныеРыцари»

Ричард Фостер: Как будто этого было недостаточно, но барабанщик (не хотел бы я вступать с ним борьбу) остался за установкой, чтобы сыграть вместе с «ВЕД«, отличным роминатическим панк-кабаре с электрической виолончелью. Антемически, теплые и с ноткой Crass, «ВЕД» четко обозначают свои аккорды, а их вокалист это, очаровательный бродяга, любимец дайв баров. После всего этого группа «Влажность» закончила шоу своим интенсивным выступлением, которое можно сравнить с Dolls, The Stooges и ранними Japan.

 

 

Джон Робб: «Влажность» были рок-н-рольным бунтом, которые каким-то образом сумели вызвать нахальную атмосферу в духе Dead Boys, раннего Билли Айдола, раннего гонзо шоу молодого Игги Попа вперемешку с Suede, когда в одной маленькой комнате происходит вечеринка посреди ночи до тех пор, пока парни не возьмут свои гитары и не побегут на последний поезд метро. Прямо как на тех фотграфиях Ramones 1975 года в Нью Йоркском метро. Сравнение, которое полностью опишет вам эту группу.

Ричард Фостер: И после всего этого мой рассудок пустился в лебединый полет, подкрепляемый алкоголем. Я не помню как я возвращался домой. Что произошло?

Джон Робб: Я пил чай, смотрел на это пьяное безумство и разговаривал о московской музыке и культуре с местной парой, которая создает веб-сайт для того, чтобы преподносить всю эту информацию миру… Настают времена Москвы — у будущего странная привычка возникать в самых неожиданных местах, таких как, Лондон 1977 года, Нью-Йорк 1980 года, Манчестер 1989 года, Сиэтл 1990 года, Берлин на рубеже веков и Лиссабон за последние шесть лет, и в многих других местах, где культура достигает точки кипения. В Москве этот момент близок и Moscow Music Week находятся в самом центре этого момента…

 

Денис Карцев

Тэги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,