На просторах: что происходит в Эстонии?

На этих выходных в Москве и Санкт-Петербурге пройдет фестиваль «Объединенные цвета», на котором сыграет несколько эстонских групп: «Товарищ Астроном», «Сны Матильды» и «Набережная исцелимых». Давно уже существует активный взаимообмен между нашими сценами, многие отечественные артисты каждый год ездят на Таллинскую неделю музыки, а прибалтийские — на наши фестивали, но, к сожалению, нам не все ясно про местную сцену: находится ли она на подъеме и какие темы звучат в стране, заново обретающей свою идентичность?

 

Поэтому мы поговорили с вышеназванными участниками фестиваля и несколькими другими ребятами, занимающимися музыкой в Эстонии и попросили их обрисовать ситуацию изнутри.

 

группа «Товарищ Астроном»

Начнем с главного, как тут все устроено сейчас, находится ли прибалтийская сцена на подъеме, много ли клубов и фестивалей?

Эйнар Алмазов («Товарищ Астроном»): Устроено всё очень хаотично и непонятно. То есть определенного ритма и конкретики нет. Бывает по несколько концертов за выходные и все они интересные. В итоге не знаешь, куда бы и сходить. А временами — полное затишье и перекати поле… Клубов много, но мне нравится не много. За всю Прибалтику ответить не могу, но говорю за родной город Таллин… Достойных фестивалей мало, но много попсовых. Отмечу фестиваль Mägede Hääl и Punk’n’Roll.

Вообще всё меняется каждую секунду, но суть остаётся почти той же, ценителей подпольной музыки мало, поэтому и движуха небольшая. Пашка Зионов вот мутил вечера под названием Satan Pop. Приглашал интересные группы. Основным местом проведения был бар Sveta baar, который находится в бывшем здании ЖД, депо. Сейчас эта движуха чуть затихла, но, надеюсь, это не конец истории. Ещё Руслан PX делает фестивали «Манка Бутик фест». Тоже достаточно интересные мероприятия, на которых обычно много групп из России и СНГ.
В Нарве есть интересный клуб, находится прям возле берегов реки Наровы. Место со своей историей в десяток лет, если не ошибаюсь… Хардкор и панк сцена в основном представлена в Ülase/Anemon 12, которое придерживается анархистских взглядов, — солидарность и братство.

Mägede Hääl : Мы организуем Mägede Hääl фестиваль в западной Эстонии, которую можно назвать преимущественно русскоговорящей промышленной зоной. Я бы сказал, что сейчас отличный период для творчества в западной Эстонии, потому что ощущается большой интерес в этой области. В августе мы проводим фестиваль Doplereffect в Нарве, где можно услышать местных диджеев.
Думаю, сейчас возник определённый сдвиг в сторону коммуницирования с русскоговорящей частью, что, конечно, отлично для молодежи и музыкантов, потому что расширяет аудиторию и помогает объединить всех вместе.
Среди заметных русскоговорящих групп могу назвать Catapulta, Nebo-Zemlya, Paranoid One, Keetai, Karl Martian. Они в поиске своей самоидентичности в Эстонии, но можно сказать, что в основном сосредоточены все таки на музыке. А, как я уже сказал, музыка — лучший путь к объединению людей вместе, и думаю, это многим необходимо. (перевод с англ.)

Клим Мазяркин (бывший участник группы «Небо-Земля»): На подъеме ли сцена? Честно сказать, мне не кажется, все очень примитивно и разрозненно, и нет, это не подъем. Есть хорошие группы, кто-то пытается в мейнстрим влиться, кто-то свое делает, но в основном в своей крепости, попутно закидывая инакомыслящих какашками. С площадками беда. Есть зашкварные, есть супер крутые. Но нормальных мало, и то, если ты там кому-то не понравился, то хуй тебя туда возьмут. Можно самому делать площадку, но тогда теряешь деньги.

Манка Бутик фестиваль

Группа «Набережная исцелимых»

Глеб (вокал, стихи): Город у нас маленький, ну и сцена тоже, тем более русскоязычная. Эстонская еще как не крути, что-то там происходит, есть достойные группы, но, честно говоря, это разные тусовки. Наша держится на голом энтузиазме. Есть металлюги, истинные рокеры, их побольше, а вот группы новой волны, колдвейва можно по пальцам сосчитать. Наверное, из-за того, что человек должен прийти к этой эстетике самостоятельно.

Антон ( ударные, звук) :  Я бы сказал, что на данный момент все очень даже здорово складывается для местной сцены. Связано это все с небольшими масштабами всей тусовки и тем, что молодые люди стали раньше и больше интересоваться музыкальными штуками. По-моему где-то примерно в 2011-го произошел этот подъем. Ну и мощное влияние социальных сетей и прочих медиа, —общения стало больше между поколениями. Как-то проще все стало.
Появились чуваки, заинтересованные в привозах и в донесении зарубежной музыки для местных, хотя порой запар предостаточно,  а ценителей все еще не так много.

Эдвин (бас): За последний год в Таллинне закрылось как минимум пять площадок, и мы серьёзно уже беспокоились, что играть будет совсем негде. Но сейчас всё налаживается: живёт и процветает бар «Jamaica», хоть и довольно тесный; набирает обороты недавно открывшаяся «Чайка»; уже около года собирает вокруг себя юных неформалов всех расцветок и направлений Sveta Baar, расположившийся в старом железнодорожном депо. Владелец «Светы» Люк, родом из Манчестера, уже несколько лет живёт здесь и всеми руками выступает за андерграунд.
Мы и сами хотели бы, чтобы молодёжная музыкальная тусовка была единой — независимо от языка и жанровых предпочтений. Но в то же время понятно, что это невозможно, что каждый в итоге когда-то начнёт проталкивать свои интересы и вытеснять других.

Соня (вокал, стихи): О прибалтийской сцене говорить не приходится. Мы с ребятами записываемся в настоящей русской бане, той, что находится во дворике дома Антона. Это я к тому, что можно гореть и взращивать в себе музыку не имея средств. Приходим, раскладываемся, делимся «свежатинкой»  и понеслась. Зимой, правда, топить приходится. Касательно выступлений, если, позовут, только обрадуемся , как сахарной вате в детстве, там уже другие процессы начинают происходить.

 


 

Можно ли сказать, что Прибалтика находится на международном уровне или это больше закрытая сцена? И кому она больше стремится, к России или Европе?

 

Эйнар Алмазов («Товарищ Астроном»): Уровень у музыкантов разный, стремления тоже. Кому-то хочется славы и денег. Кто-то ищет себя в этом. Для кого-то это способ открыться, способ самовыражения. Найти что-то сокровенное и интересное. А так же просто потусить и провести хорошо время. В общем, разные стремления, судить никого не хочу, каждый выбирает свой путь, главное, не во вред окружающим! Язык здесь преобладает эстонский, но есть и поющие на русском языке ребята.

Эдвин: Многие молодые музыканты очень надеются пробиться на международный уровень и сразу начинают петь на английском. Хорошо, что пытаются, но иногда это так нелепо получается. Может быть, я просто слишком люблю писать грамотно и придираюсь (хотя и сам не без греха).
С другой стороны, далеко пойти можно, даже если поёшь на родном языке, — при условии, что это может зацепить людей. У нас немало хороших групп, поющих на русском или эстонском, но всё же мало имён, которые бы гремели за рубежом.

Антон: Конечно, на международном уровне, многие хорошие местные музыканты и группы, будь то русскоязычные или эстоноязычные смогли заинтересовать слушателя, например, наши знакомые из Junk Riot.

Соня: Я не очень сильна в эстетике происходящего в музыкальных отношениях между российской сценой и европейской. Знаю, что Санкт-Петербурге есть Отец андеграунда (г-н Ионов), Человек с реальным взглядом на культуру в целом, его щеки багроветь не будут, да и извиняться ему не перед кем. У нас же дома (в Эстонии) свой «Родитель» тоже имеется – Руслан из px band, воспитал не мало музыкальных поколений и сдаваться на этом не намерен.

 

группа Сны Матильды

Клим Мазяркин: Ну есть пару звёзд из нашей богом забытой страны. Но возможности все зависят от тебя. Надо искать и реально драть жопу, чтобы где-то засветиться и дальше продвигать свое дело, менеджеров у нас по клубам не ходит и с контрактами никто ни за кем не бегает. В Эстонии и лейблов пока не особо, вроде всего два, один по поп музыке, другой по рэпу. И, если хочешь сам выйти на международный уровень, то это зависит только от серьёзности намерений группы. Надо быть готовым к социоблядсву и прочим атрибутам современного ПР.
Языка мне кажется больше эстонского и эстонских коллективов, возможностей там больше. Сцены редко пересекаются, русскоязычная намного меньше, и в принципе все друг-друга знают.

 

Какие группы могли бы выделить как наиболее самобытные коллективы? Используется ли как-то национальная культура в современной музыке?

Эйнар Алмазов: Holy Motors, «Сны Матильды», Keetai, «Стены» (проект Руслана PX в 90-х). Уверен, что есть еще славные ребята, просто написал то, что первое пришло на ум.

 


Эдвин: Что в данном случае понимать под самобытностью? Думаю, что внешнее влияние неизбежно — страна маленькая, и полностью пропитана импортной культурой. Эстонцы, как мне кажется, больше берегут свою культуру, историю, даже обращаются к верованиям предков.

Антон: Самобытные из местных, скорей всего, не хочется себе льстить конечно, но по праву, это группа «Товарищ Астроном» во главе с Эйнаром Алмазовом, который в свое время в принципе показал всем нам, что не так уж далеко находится твой слушатель, это же может быть твой сосед или подруга. В начале 2016-го года на фоне всей разгорающейся Новой Русской Волны™ в России, «Астроном» смог занять свою нишу, местный андерграунд почуял силу и как-то весь сплотился в одну массу.

Да теже TRAD ATTACK! По мнению эстонских музыкальных критиков — это первая фольклорная группа в истории эстонской музыки, которая переросла местный музыкальный рынок. То есть они это и сделали, что обратили внимание на свою национальную культуру и не плохо так синтезировали свои уникальный стиль.

 

Соня:  В России выделяю в данном вопросе  Padla Bear Outfit , «Электрофорез», «4 позиции Бруно», Жанну Агузарову. А еще, ребята бы сейчас посмотрели в мою сторону, «Буерак» люблю. Да-да. Очень люблю.

Как сказал, близкий товарищ : «Любить и Обладать – разные вещи», так и в этом вопросе, ты можешь растить в себе дух национальной культуры, а Человек ты – на троечку.

Клим Мазяркин: Из групп я бы делил  Holy Motors, группа, которая видимо была создана, чтобы играть у Линча в четвертом сезоне Твин Пикс.
Trad.attack — это по части фольклора, очень круто делают, в одной песни присутствуют элементы блюз рока, фолька, треш фолька и пост рока, и все звучит очень гармонично, песня «Jaan kene». Есть, конечно, ещё Tommy Cash, который в представлении не нуждается. Был классный реп коллектив «Горы Лана», но уже распался.
Группа Asylum (что-то по типу молодыx Placebo), Burbon sugar, Up The sky, ну и ребята, которые едут на «Объединенные цвета». Из русскоязычного — самые приятные для ушей.

Вообще национальное самосознание выходит на важный уровень или скорее существует стремление к мимикрии?

Клим Мазяркин: Национальная составляющая звучит в основном у эстонцев, молодое государство, которое только выбралось из почти тысячелетнего гнета и тд и тп, в общем, они это любят, но это несёт некоторые осложнения, потому что для них — это сакрально, и если у них встанет вопрос, что взять в ротацию: очередной национальный высер или что-то самобытное, то сами уже наверное догадались. Это просто очень грубое, но понятное утрирование.

Эйнар Алмазов: Не знаю, ответить однозначно сложно. Уровень вообще понятие растяжимое, можно играть коряво и несобранно и получать от этого удовольствие. А можно затачивать каждую ноту, но при этом унывать и запариваться… Не знаю, что такое международный уровень и что под этим подразумевается, ибо у всех он разный. А вообще, можно ирать один аккорд, но от чистого сердца, и мне будет это приятнее слышать, нежели супер-мега технические запилы, но чисто на публику, чтобы звучало «круто».

 

Антон:  Много вопросов по поводу оригинальности и хочется как-то выделится на общем фоне и многообразия, часто мы здесь в Эстонии подвержены заимствованию, многие группы просто не интересно слушать, ты это мог слушать еще два года назад, но сейчас хочется свежего, чего-то яркого. Никто не запрещает спиздить рифак или какую-то последовательность аккордов, но будь добр, как-то по-своему переосмыслить это и интересно подать. Наверное, к этому стоить стремиться.

Соня:  Конечно, по природным особенностям человека, если он не уникальная единица, такие штуки могут происходить. Это как позиционировать себя как музыканта, а выходя с гитарой на улицу, ты мучаешь Виктора Робертович Цоя, прохожих и Себя.

Эдвин: А если говорить именно о понятии национализма, то он был и есть, но, что бы ни говорили, я не сталкивался с ним напрямую. Большинство людей, которых я встречал, не являются какими-то озабоченными.

 

группа Nebo-Zemlya

 Какие темы в основном звучат у групп молодого поколения? Далеко ли оно от политики или наоборот?

Клим Мазяркин: Тексты разные, от классического в наше время «Трахаю суку без гондона» до баллад. Много песен ни о чем. В принципе, в этом плане ведь как везде. Сам писал о пережитых мною событиях и о моём виденье мира, историях.

фестиваль MägedeHääl

Какие темы в основном звучат у групп молодого поколения? Далеко ли оно от политики или наоборот?

 

Антон:  От политики как раз далеко, и так слишком много вокруг говна, а мы тут еще себе жизнь усложняем, не знаю по поводу текстов можно лишь сказать что это мысли конкретных людей и то что у кого то совпало мироощущение с автором текста, то это здорово, ведь какого то черта они слушают местных ребят, возможно все это просто из за постоянно мерзкой погоды.

Эдвин: Мы не хотим петь о политике, хоть и тусуемся иногда вместе с панками-анархистами. У них есть свой социальный центр по адресу Ülase 12, и они, помимо концертов, устраивают и культурные, и благотворительные мероприятия. Классные ребята, и мне нравится, что они делают.
А мы, на самом деле, вообще эгоисты — только и говорим, что о собственных переживаниях и отвращении к бытовухе. Это как у Padla Bear Outfit: «семья, карьера, ипотека» — нам такое просто слишком тяжело принять. Поэтому у нас и песни такие.

Соня: Звучит общая несостоятельность Героя нашего времени в социуме. Адекватность восприятия себя в отражении зеркала, когда место Эскимо ты купишь себе пачку сигарет.

Клим Мазяркин:  Политика и остросоциальные темы, редко, очень редко. Нас больше волнуем мы сами, со своими проблемами и с проблемами что на принесла наша современность. У нас и не твориться всего того что твориться у вас. Произвол, коррупция, полицейский беспредел. Нас воспитали немного овощами, время воспитало. Нам особо не за что бороться и нечего отстаивать тут. Интеграция должна случиться и мы на чужой земле, по этому бороться за это тоже не благодарное дело. От этого нам остаётся только думать кто мы есть, откуда взялись, чего мы хотим и кем мы будем.

Эйнар Алмазов: Тематика песен у всех разная, но что-то нас объединяет. Что-то такое тонкое и необъятное. Прекрасное и трудно постижимое, но иногда это можно чувствовать… Любовь, мир, свобода, природа, города, сны, ночи, дни, поезда, коты, злость, страх, печаль, море, галлюцинации, дожди, снега, путешествия и так далее в бесконечность… Группы разные, есть как более радикально настроенные молодые люди, так и аполитичные коллективы.

А какая ваша основная тема как группы?

 

Эйнар Алмазов: Творчество как способ открыться, быть свободнее

 

Галла Гинтовт

Тэги: ,