НОВАЯ СТРАННАЯ РОССИЯ — ЧАСТЬ ВТОРАЯ: МОСКВА

Вышло продолжение серии статей о современной российской альтернативной музыке, написанной Ричардом Фостером для издания The Quietus. В этом материале автор делится впечатлениями о музыкальной сцене Москвы, рассказывая как о лейблах, так и о ряде самых разных исполнителей — от альтернативного джаза и рока до дигитальных шумов. Публикуем выполненный СТОРОНОЙ перевод оригинального текста.

The Quietus – независимое британское издание, которое вот уже более десяти лет выпускает самые разнообразные материалы о западной музыке. Скажем, на the Quietus можно встретить как подробный рассказ об анти-нацистской сцене Дании, так и разбор недооценённых песен Metallica.

 

Во второй части серии статей о современной альтернативной музыке России мы выясняем как трудности с концертными площадками и поиски помещения развивают московскую сцену, следим за стирающими всякие границы электро-гибридами и недоумеваем, что же тут понимают под «альтернативным джазом». Предупреждение: никакого рэпа!

 

Совместное выступление Алексея Борисова и Кати Рекк
«Москва — очень богатый город, который всегда смотрит вперёд и уничтожает прошлое с удовольствием»
Женя Горбунов

 

В Москве есть неоспоримая магия, которая превращается в сказочное состояние или метафору при описании происходящего там. Первые впечатления — это гигантский ультрасовременный город с населением около 17 миллионов человек, мегаполис с множеством сторон и историй. Не смотря на то, что город щеголяет очевидными культурными и историческими объектами, будучи столицей огромной страны, его невозможно полностью понять за короткий отрезок времени. Кажется, будто всё происходит разом, причём постоянно. Как сказал мне один друг, местный музыкант, «Москва делает всё в изобилии — больше клубов, больше зрителей, больше техно-вечеринок, событий, фестивалей, и так далее. Всего сверх всякой меры, и её «центральная» роль имеет как плюсы (вышеупомянутые), так и минусы — недостаток близости между людьми, хаотический культурный плюрализм, приводящий к «само собой разумеющемуся» отсутствию стиля, чрезмерность всего, конкуренция и меньше повседневного нон-конформизма».

 

Война за территорию + вечные тусовщики

Всегда важно помнить о том, как климат и (социально-экологически-экономическая) география любого города влияет на его музыку. Это то, к чему мы ещё вернёмся, говоря о «Питере» (Санкт-Петербурге). Многие москвичи, которых я знаю, жалуются на суровый климат, особенно на длинные, холодные и тёмные зимы. И, не смотря на недавнюю реновацию — программу по наведению порядка и «облагораживанию районов» — уровень загрязнения бывает очень заметным, особенно в удушливые летние месяцы.

Короче говоря, это не лучший климат для артистов-дилетантов или старых рохлей. В Москве все дела и отдых должны делаться как можно скорее. За пространство, признание и время тоже приходится бороться. Так как никто не скажет наверняка сколько ещё продержится та или иная сцена или часть города. Соответственно, воображение здесь работает в турбо-режиме. Может показаться, что это город вечеринок душевнобольных, в каждой музыкальной волне переосмысляющий это чувство убегающего времени, пытающийся ухватиться за это волнующее «сейчас».

Итак, музыкальные тенденции могут меняться быстро, а старые уловки и знания отодвигаются в сторону. Происходящее может показаться бессвязным, постоянно любительским. Как сказал про это один друг (во время разговора о московской и «западной» музыке), «мы отрезаны от нашего прошлого и ищем и собираем его разрозненные фрагменты, всегда глядя с завистью на чарующий цельный западный мир, такой, который нам не создать здесь из-за недостатка времени и денег». Например, выступавшим на фестивале «Боль» гитарным группам, о которых уже много было написано, на Moscow Music Week 2018 уже начали наступать на пятки более юные, более панковские, более неотёсанные коллективы вроде ВЕД, РыцарныеРыцари и ВЛАЖНОСТЬ.

Тем не менее, Москва всегда будет магнитом для многих провинциальных музыкантов, которые хотят выложиться здесь по-полной, чтобы их заметили. Это создаёт проблемы, так как не просто найти приличную площадку, куда можно было бы пробиться. Настолько, что эти «войны за территорию» иногда превращались в легенды (услышанные мной истории о поисках помещения по-настоящему сюрреалистичны). Это питает отношение, тексты песен и методы работы.

В музыкальном подполье города тесно. И в последнее десятилетие многие площадки среднего размера закрылись по ряду причин, не всегда положительных. Быстро растущая арендная плата в этом снесённом, выстроенном заново и вычищенном городе тоже играет свою роль. Как следствие, многим потенциальным организаторам тяжело найти, открыть или сохранить независимое пространство. Эти тенденции привели к увеличению пропасти между официальными («одобренными») площадками и пространствами, принимающими все многочисленные нити московского разнообразного андеграунда. Пабы, временные или импровизированные и часто оживлённые (а то и очаровательные) места вроде Pluton, «Успех» и «Агломерат» занимают особенное положение в этом мире, также как и модные клубы, которые могут быть пристанищем чего-нибудь «высокохудожественного», например, Powerhouse. Также следует назвать «ДОМ», который является хорошо известной андеграундной площадкой с двадцатилетней историей. Полагаю, что его можно рассматривать (если на секунду мы позволим себе быть лондоноцентричными) как местный Cafe OTO с его решительно высоколобой программой и аудиторией.

Однако это значит, что многие музыканты объединяют усилия, чтобы выживать и исправлять положение дел. И джаз, и альтернативная электронная сцена, и фестиваль «Боль» обладают дружелюбным, и иногда коллегиальным духом, даже если это сочувствие может оказаться временным, или мнимым, или (как в случае с электронной сценой) когда всё устремлено внутрь себя. В то время, как не приходится говорить о всеобщем коллективном усилии (существует много различий и ревности), заметна сильная всеядность многих московских музыкальных мероприятий. Одна из объединяющих сил — «СТОРОНА», журнал, за которым стоят девушки из Lucidvox. Необычайно очаровательный вокалист группы «Спасибо» Расел Рахман — тоже активный коммуникатор и организатор концертов. Энергия — вот ключ, вне зависимости от того, делятся ли ею или берегут для личного использования. Её отсветы лучше всего видны каким-то образом в прекрасно задумчивом гимне городу Kate NV «для FOR», который как-то запечатлел в миниатюре причудливое, зудящее, решительное чувство Москвы.

 

Sample #1 ГШ / Glintshake — «Только для вас» (Only for You)

Разговор о «новой странной Москве» без упоминания ГШ/Glintshake может закончиться судом. Группа использует свой неистовый колючий пост-панк и почти безжалостную игру слов, чтобы отбросить ежедневные испытания и превратности москвичей, такие как изматывающие поиски помещения, узбекские и таджикские таксисты и всеобщая одержимость эстетикой современной русской жизни. Полагаю, будет справедливо сказать, что работы ГШ/Glintshake напрямую отражают постоянно изменяющийся пейзаж города и суету, которой невозможно избежать в этом ослепительном, сияющим светом дня, но всё же грязном городе. Есть что-то великолепно-едкое в таких треках (часто с многозначительными названиями), как «Польза», «Что-то случится» и «Не долж».

 

Sample #2 Lucidvox + «Спасибо»

Две группы, олицетворяющие дух безбашенности толпы на фестивале «Боль» (даже учитывая, что это вполне доступные группы, играющие рок) — это Lucidvox и их близкие друзья «Спасибо». Оба коллектива потрясающе смотрятся на сцене и играют дикие волнующие концерты, на которых нередко одна из групп не отказывает себе в удовольствии немного попрыгать со сцены время выступления другой группы. И вы гадаете, долго ли они протянут? У Lucidvox есть магическая рок-аура, имеющая что-то общее с Amon Düül II и самыми ранними Banshees. Мне кажется, они делают музыку, напоминающую рисунки Ивана Билибина (не спрашивайте почему). «Спасибо» — одна из лучших и самых драйвовых гитарных групп, что я видел за многие годы, выдающая горы гитарного песка в духе Mudhoney, Butthole Surfers, Oh Sees со скоростью тысяча миль в час.


 

Всеядные и интернациональные

Московское всеобъемлющее, гедонистическое отношение к музыке очень заметно, когда вы просматриваете андеграундные лейблы. Хотя эстетические соображения и играют роль, политика выбора релизов (как и всюду на этом уровне) зачастую продиктована тем, кто является твоим приятелем и чем вы любите вместе заниматься. Мы можем указать на плодовитый лейбл диджея Андрея Ли и гитариста Жени Горбунова «Incompetence», который выпускает блестящий сольный проект Горбунова «Интурист» и отдающую духом Детройта коллаборацию товарищей Interchain соответственно. Остаётся только догадываться, стоят ли они и за другими замечательно нестандартными релизами лейбла (Engineer, DEM LEEDZ). В более роковых, психоделических предгорьях безусловно заслуживают внимания лейблы

 

[addicted] и R.A.I.G. records. Ещё в 90-е R.A.I.G. прокладывали путь всевозможным русским рок и пост-рок группам, и до сих пор выпускают сильные ТЯЖЁЛЫЕ релизы для трясущего гривой, набитого усилителями космического путешествия. Будет верно сказать, что [addicted] выпускают по-настоящему отъехавший и потусторонний материал.

Некоторые лейблы выступают в качестве интернациональных привратников или обеспечивают рынок для местных ценителей особенной музыки, с энтузиазмом предоставляющие все виды, скажем так, «других звуков». В данном случае речь о Perfect Aesthetics и Fancy Music. Оба космополитичны, обладают хорошим вкусом и ищут контактов с зарубежьем. Погружение в каталог удачно названного лейбла Fancy Music — это путешествие на целый день, здесь вы встретите звуки в диапазоне от нью-эйджа до коктейль-джаза, от духовной музыки до какого-нибудь обаятельного электро-глитч попа. О, и ещё  здесь встречаются чудесные записи современной классической музыки. Ничто из этого не воспринимается как андеграундное само по себе. Но кое-что из этого звучит попросту странно и указывает на характерное для этих независимых лейблов отсутствие одержимости трендами. На интернационалистском лейбле Perfect Aesthetics представлено много скандинавских и западных dark wave-, синти-поп-, dark ambient-, найденных звуков- и электро-проектов, также как и местных представителей. В числе недавних релизов альбом проекта из Ньюкасла-апон-Тайн Burning Pyre и работа француза Дэвида Лакруа. Иногда кажется, что много невысказанных, порой зловещих вещей происходит в уме этого лейбла, какой бы доступной ни казалась эта музыка.

 

Sample #3 Marble Bust — «N053»

Великолепный пример серьёзного лейбла Perfect Aesthetics, характерно напряжённый ремикс одного московского исполнителя (Måla), сделанный другим (Marble Bust).

 

Sample #4 Mark Saburov — «Kut»

Странный, беспорядочный дух Fancy Music, возможно, лучше всего заметен на альбоме Марка Сабурова «Kut», странная одиссея звука, фиксирующая отношения Сабурова с традиционными тюркскими верованиями.

Ещё один действительно значимый лейбл — эклектичный, но  радующий душу альтернативно-танцевальный/электро — Hyperboloid Records. Hyperboloid — лейбл, получивший некоторую известность, имеющий очень плотный график релизов и определённую склонность к интернационализму, но глубоко сосредоточенный на досадных сторонах жизни в Российской Федерации. Также лейбл имеет связи с западной клубной сценой, особенно с Берлином. Среди знаменитостей лейбла можно назвать феноменального Bad Zu, одновременно московского и питерского маэстро (и неостановимого продюсера и звукорежиссёра), A. (Anna) Fruit и питерского ветерана Dissident. Также на лейбле представлено умопомрачающее электро, как мы можем убедиться, послушав последний альбом Cadeu «Un» — запись, у которой есть что-то общее с альбомом москвички Kate NV «для / FOR» (см. выше).

 

Тёмные слияния… Существует ли в Москве дарк-джаз?

Говоря коротко, возможно. Зависит от того, с кем вы говорите. Определённо, в России эта тема имеет вес. Санкт-Петербург, например, может похвастаться группами Low Kick Collective и Yojo. Далее, можно назвать самарского плодовитого артиста-блогера Вальдемара Бибоповского и его «Bebopovsky And The Orkestry Podyezdov». Впрочем, о них поговорим в другой раз. Наиболее примечательная и, возможно, самая известная московская версия этого жанра представлена успешными Fogh Depot (задающие сейчас тон на лейбле Denovali). В начале десятилетия Denovali также выпустили ещё одних московских собратьев по дарк-джазу — Povarovo.

Также московские источники говорят о том, что данный термин имеет здесь более широкое значение, покрывая авангард и экспериментальный джаз, фьюжн и множество малопонятных поджанров. Возможно, это связано с тем фактом, что многие вещи могут быть названы «тёмными» (да ладно!), но, может быть, это влияние вездесущего VK. Паблик E:\music\dark jazz считается крупнейшим российским интернет-сообществом, посвящённым жанру (у паблика более 74 тысяч преданных подписчиков), и делает много постов о российских и международных джазовых соратниках, таких как могучий Антон Пономарёв из «Бром».

 

Sample #5 Baritone Domination — «Abyss»

Ладно, это не на сто процентов дарк-джаз, но, чёрт возьми, он достаточно тёмный. Baritone Domination — это Александр Сереченко, продуктивный духовик из Glintshake и «Интурист» Сергей Храмцевич (баритон-саксофон) и Пётр Отоцкий (ударные). Помимо того, что они безумно жужжащи сами по себе, они здесь, потому что Baritone Domination — хороший пример полиморфной природы джазовых сцен. Многие из этих музыкантов играют в разных, совершенно иных проектах. Скоро у Domination выходит новый альбом, так что будьте настороже!

 

Sample #6 Fogh Depot — «Quicksilver Spoon»

Превосходный кусочек чего-то подлинного. Fogh Depot — несомненно самая известная из упомянутых здесь дарк-джаз групп. Также их музыка с головой выдаёт любовь группы к меланхоличной электронике — видимо, в российских музыкальных кругах без этого не обойтись.

Фьюжн в квадрате: экспериментально-джазовая «Пористость» и прочие странные бэнегры

Тогда что с остальными? С уверенностью можно утверждать, что существует сплочённая, цветущая, поразительно продуктивная сцена, предоставляющая огромное пространство для творческих смешений жанров. Многие видят эту среду как самую «подпольную» из всех московских сцен. И не смотря на общее сокращение числа клубов и площадок, упомянутых выше, адепты подчёркивают, что происходит соразмерное увеличение креативности и понимания в тех местах, которым удаётся выжить, а аудитория становится более преданной и постоянной.

 

Sample #7 BROM — «Vortex»

Просто необходимо упомянуть здесь «Бром» и могучего Антона Пономарёва. «Бром» — действительно потрясающий и гибкий ансамбль, играющий подлинный и очень эффектный ноу-джазовый скронк с элементами панк-рока, напоминающий голландских психов из Dead Neanderthals. Мне потребуется дополнительная пара рук, чтобы перечислить все проекты, в которых принял участие Антон. Позже я упомяну ещё один проект в этой статье.

Сравнительно небольшая группа музыкантов и энтузиастов открывает двери к очень вдохновляющему взаимодействию жанров и продвигает более личный, доверительный подход к своей работе. Как уже было сказано, многие имеют свои собственные проекты и часто собираются в масштабные импровизационные оркестры, а также (по словам моих друзей-музыкантов) в «спонтанные» дуэты и трио. К счастью, у всего этого действа есть несколько мест, которые можно назвать домом. Одно из них — по истине замечательный московский лейбл «ТОПОТ». «ТОПОТ» выбивает головокружительную смесь альтернативы, эксперимента и более тёмных вещей.

 

Sample #8 ТОПОТ аркестра — TOPOT arkestra

Google Translate подаёт следующее спагетти к кириллическому описанию этого релиза 2016-го года (ныне один из моих любимых релизов): «большая супер-группа из восьми человек, состоящая из сливок московской около-джазовой сцены». Что такое «около-джазовый»? Даже если это гуглизм, я оставлю это — только чтобы усилить эту путаницу с джазом. А музыка — просто огонь. Грув остервенело скачет между самыми оголтелыми моментами Sons Of Kemet и хулиганской декламацией Тимати Лири на «7up».

 

Sample #9 MOSHCHEE — Live at ZAGRANICA VIDEO

MOSHCHEE — напряжённый, но полный сокровищ дуэт, сформированный в 2016-м году, состоящий из Валентина Грудского (ударные) и Михаила Барковского (даксофон). MOSHCHEE производят сфокусированный, иногда афористичный музыкальный сплав, имеющий уникальное качество. Пожалуй, лучше всего это испытать «живьём» (поэтому прикреплено концертное видео).

 

Sample #10 Speedball Trio — Live (Burning Man)

Помните я говорил, что Антон Пономарёв играет в миллионе групп? Так вот, это одна из них. Speedball Trio — это то, что старые разбойники вроде меня называют Тяжёлым Проектом, посколько к Пономарёву здесь присоединились два рок-музыканта: Сергей Болотин из uSSSy и Хасан Мустафин из «Сольвычегодска». Этот проект из тех, что в 70-е обеспечили бы себе поставку синтезаторов и штанов из марли от спонсоров на десять лет вперёд. Их музыка горделиво размахивает флагом на перекрёстке панка, джаза и прог-металла.

 

Sample #11 Злурад / Zlurad — «Помутнение» / Muddiness

Абсолютно безумный вышедший на [addicted] релиз от психов «Злурад», играющих свободные ассоциации и шум. Эта запись-сработавшая сирена колеблется между фри-роком, фри-джазом, молотящим нойз-кором и множеством взрыдов и воплей. Лучше употреблять в малых дозах.

 

Фьюжн в квадрате: рок, авангардное электро, глитч, танцы и прочее

Потребовалось бы несколько дней, чтобы осилить московскую электро и электронную сцены. Как и в случае с джазовой сценой, кажется, что слияния и перекрёстные опыления — повседневное явление. Многие группы, по всей видимости, находятся в плену тьмы, готического вайба, и основываются на реапроприации старых звуков в новое пространство, как, например, очень вкусный дуэт Marzahn, звучащий так, словно все Шеффилдские группы превратились в одну. Танцевальной сцене нужно было бы посветить отдельную серию статей, хотя хорошей отправной точкой является вышеупомянутый лейбл Hyperboloid. Можно ещё отметить авант-поп, представленный Rosemary Loves a Blackberry (Диана Буркот) и замечательную Kate NV, одну из международных звёзд города, определённо не чуждую экспериментов. Один из «попсовых» лейблов, заслуживающих внимания — лейбл «Удача», представляющий все варианты чудесных и покачивающихся психо-электронных (и диско) смешений, в которые можно внимательно вслушаться.

 

Чудаки-одиночки, John’s Kingdom и Катя Рекк

Кое-что из более интересной и необычной андеграундной «электроники» [внимание!] предоставлено дикими и замороченными агентами-одиночками, такими как Виталий Стромчинский, Зуркас Тепла, Вячеслав Григорьев, гениальный Алексей Борисов, Катя Рекк и Фесикл Микенский. Мы также должны отметить таинственных 8 Гц, о которых ходят невообразимые истории. Некоторые из более роковых, чудаковатых и глитчевых смешений предоставлены плодовитыми ветеранами подпольной сцены, такими как проект Алексея Тегина Phurpa, Motherfathers, Павел Додонов, Ninja Glam и uSSSy.

Эта статья была бы неполной без упоминания интригующего коллектива John’s Kingdom, главной движущей силой которого является изумительный продюсер Павел Миляков, известный также как Buttechno. Кажется, что John’s Kingdom — некое сообщество артистов, базирующееся на специфической эстетике и собственной неумолимой рабочей этике Милякова, которая увела его прочь от панка ко всё более вдохновляющим отклонениям пост-техно и электронного нойза. Мы также обязаны упомянуть потрясающий лейбл Klammklang, тянущийся одновременно к нео-классике и электро-готике, в недавних релизах от Люси Казарян-Топчан из «Фанни Каплан».

 

Sample #12 Buttechno — «Martyan Cuts»

Изумительный психоделический звуковой пейзаж от плодовитого Павла Милякова. Именно этот релиз хорошо отражает пытливость, присущую ему и его лейблу.

Ещё есть Катя Рекк. Некоторые считают, что Рекк является первопроходцем в новом поколении московских экспериментаторов и (угадайте что) играет в огромном количестве коллективов, прежде всего с Алексеем Борисовым, ByZero, и в потрясающем экспериментальном техно-нойз проекте REKK&KUTOBOY, вторая половина которого — Илья Кутобой.

 

Sample #13 Katya Rekk + Fesikl Mikensky — «Corovi»

Это прекрасная и единственная коллаборация страстного собирателя и преобразователя звуков (и продюсера танцевального дуэта Drojji) Фесикла Микенского и столь же продуктивной Рекк.

Честно говоря, если учесть кажущуюся бесконечной влюблённость между москвичами и странными электронными и цифровыми звуками, даже не слишком усердная попытка рассказать обо всём, что происходит в этом мире привела бы к написанию диссертации на 15 тысяч слов с множеством непроизносимых имён, которые свели бы с ума и меня и моего многострадального редактора [Вы должны были сделать такой вывод ещё 18 абзацев назад. Редактор]. Так что я просто ляпнул «великолепную семёрку» из наиболее очевидного и занятного ниже.

 

Sample #14 Zurkas Tepla — «Burning House, Salty River, Take A Shit, Good Bye»

Zurkas Tepla делает грандиозные, часто безударные, величественные электро-готические саундтреки из вырезанных фрагментов, лупов и блуждающих голосов, вроде этой блестящей импровизированной декламации. Каким-то образом, его драматические треки обладают элементом низкой комедии, например, история про то, как твой дружок застрял, оказавшись застёгнутым молнией прямо в момент конца света. Разумеется, уже сами по себе названия треков Tepla заслуживают внимания.

 

Sample #15 Vitaliy Stromchinskiy — Live In Moscow

Это звучит как какая-то сумасшедшая передача в стиле Стэнсшэлла и довольно типично для того, что делает Стромчинский. Его пьесы звучат интуитивно и, кажется, охватывают умеренную форму хаоса, хотя есть и ощущение, что его подход проработан вплоть до последнего пикселя.

 

Sample #16 Alexei Borisov and Katya Rekk — «24-23»

Удивительно насыщенное варево из найденных звуков, с использованием самодельных и особенных инструментов (загляните в их примечания к записи, чтобы узнать подробности), со вспышками подлинной импровизационной креативности и мудрости. Оба музыканта специалисты в электронной музыке и свободной импровизации. Алексей Борисов — прославленный ветеран российской экспериментальной сцены, игравший в скандальных проектах «Центр» и «Ночной проспект».

 

Sample #17 Ninja Glam — «Wasteland»

Этот продуктивный экспериментальный электронный дуэт, состоящий из Дмитрия Пейча и Максимильяна Елизарова из нойз-рок группы Matherfathers, обладают энергией, сводящей с ума дисциплиной и вниманием к деталям, которое, видимо, во многом формирует московскую андеграундную практику. Это замечательно колючий и глитчевый трек, в котором есть немного времени, чтобы побродить.

 

Sample #18 8 Hz — «Slowly*»

Этот замечательный проект, основанный барабанщиком Андреем Кимом, практически не поддаётся определению. В отправленном мне письме это было названо «chiptune/rhythm&noize/romanticIDM-проектом, превратившемся в группу из 6 человек, которая никогда не репетирует». Иногда их музыка ставит в тупик, иногда она просто невероятна.

 

Sample #19 uSSSy — «Elephant’s Riot»

Эта группа просто завораживает вживую и недавно они выпустили то, что может оказаться их шедевром, долгоиграющий альбом «Voyage». Ветераны альтернативных пост-рок групп нулевых «Я сверху слева» и «Босх с тобой», выходивших на лейбле R.A.I.G., uSSSy обладают просто чумовой энергией.

 

Sample #20 Holy Palms — «Skeleton Team Is Leading»

У Павла Еремеева из uSSSy есть давний блестящий проект Holy Palms, причудливая, местами попсовая электроника, которая хочет исчезнуть в своей собственной электродной червоточине в любую секунду.

 

Ну и наконец — где рэп?

В этот момент, прямо в конце, вы вероятно задаётесь вопросом, где же отчёт о рэп-сцене города? Многие видят её как стремительно растущий музыкальный рынок в России, причину для появления международных статей, как объект предполагаемого дружественного интереса со стороны режима и отмены концертов отдельными локальными чиновниками. Причина в следующем. И она не политическая, хотя я хорошо осведомлён о текущих проблемах, с которыми столкнулись эти артисты. Всё довольно просто — я недостаточно хорошо понимаю русский язык, чтобы разобраться в текстах. И поэтому не чувствую, что могу давать компетентные комментарии, за исключением того, что мне на нутряном уровне нравятся клипы IC3PEAK. Ответы на мои вопросы о том, достойны ли тексты того, чтобы в них разбираться, могут ли они раскрыть что-то, в чём стоило бы разобраться, оказались неоднозначными. Некоторые говорят, что есть много замечательных вещей, кто-то говорит, что эта сцена чудовищно огромна и охватывает практически все формы выражения и мнения, другие утверждают, что это тот же рэп, что и во всём остальном мире, и моего внимания не стоит. Может быть, об этом стоит написать более квалифицированную статью в другой раз.

Ещё раз хочу поблагодарить многих многих москвичей, которые мягко поправляли меня по ходу дела, и впустили меня в свой мир, а также учтивых людей из inRussia за понимание и помощь с установлением разнообразных связей. Спасибо!

 

 

 

Перевод — Алексей Боровец

Тэги: