Аида Ведищева – любимая всеми, но ненавидимая правительством

Почти каждый человек, родившийся до начала 2000-х знает песню про то, что «где-то на белом свете, там, где всегда мороз, трутся спиной медведи о земную ось», даже если не смотрел «Кавказскую пленницу». И хоть в фильме эту песню исполняет Наталья Варлей, голос все-таки принадлежит Аиде Ведищевой. Именно она спела самые известные песни из советских фильмов и мультфильмов: «Лесной Олень», «Помоги мне», «Колыбельная медведицы» и другие. Именно ее не взлюбило советское правительство и вынудило покинуть СССР. Именно она стала одной из первых советских эстрадных артисток, получившая признание и популярность за рубежом. И именно ей посвящена наша сегодняшняя рубрика «Взгляд в прошлое».

 

Аида из тех знаменитостей, про которых любят говорить «росла артистичной, неординарной девочкой, увлекалась музыкой и танцами». Возможно, это правда, а, может, лишь попытка выдать желаемое за действительное, но то, что детство Аиды не было тривиальным – факт. Она родилась в Казани накануне войны, куда ее родители только-только переехали из Киева, ее воспитывала няня из Китая, а потом они всей семьей перебрались в Иркутск. Так что путь Аиды, которую на самом деле зовут Ида Вайс, был насыщенным с самого начала. И таким  и остался.

Перенять увлечение музыкой от родителей, как бывает в распространенных сюжетах, Ида не могла – отец был стоматологом, а мать – хирургом. Но вот их родственники-музыканты, живущие с ними в одной квартире, постоянно устраивали домашние концерты. Тогда Ида заинтересовалась творчеством и выбрала свое направление, поступив в музыкальное училище, а после работая в местном ТЮЗе и в Иркутском музыкальном театре.

Но родители на то и родители, чтобы настаивать на своем, а увлечение детей считать придурью, поэтому из-за давления отца Ида получила высшее образование в институте иностранных языков. Тогда она еще не догадывалась, что учеба там принесет ей больше профитов, чем она предполагает.

Переехав в Москву и начав петь в Харьковской и Орловской филармонии и оркестрах Олега Лундстрема и Леонида Утесова, Аида начала покорять советскую публику. К 1966 году она уже была знакома со многими творческими людьми, поэтому неудивительно, что режиссер Леонид Гайдай, выбирая исполнительницу саундтрека к его фильму «Кавказская пленница» выбрал Аиду – она была известна в музыкальных кругах. Чтобы она спела ставшую позже знаменитой «Песенку о медведях», Гайдай вытащил ее с гастролей на Дальнем Востоке. И режиссер не прогадал – песня стала настоящим хитом, а пластинку с ней раскупили в первые несколько дней в количестве 7 миллионов экземпляров. Но советское правительство посчитало, что добродушная песня о медведях слишком вульгарна и расшатывает духовные скрепы. И после выхода комедии выяснилось, что Аиду даже не упомянули в титрах – это стало первым звонком.

Тем не менее, буквально все, что Аида пела для мультфильмов и кино, становилось всенародным хитом: «Гуси, гуси», «Помоги мне» из фильма «Бриллиантовая рука», «Лесной олень», «Пусть говорят», «Чунга-Чанга», «Колыбельная медведицы» из мультфильма о медвежонке «Умка», «Дорожная песня» из фильма «Белый рояль». Все знакомые нам с детства песни исполнила Аида. И если эти композиции даже у нас вызывают хоть малейшую положительную эмоцию, нетрудно представить, чем они были для миллионов жителей Советского Союза. Однако, правительство всячески чинило Аиде препятствия: например, секретарь Министерства культуры СССР прислала Иде телеграмму со словами «прекратить это безобразие». Ее песни вместо нее приглашали исполнять абы кого: то Большой детский хор центрального телевидения и всесоюзного радио, то Льва Лещенко. В середине 70-х годов ее имя начали убирать с афиш, не пускали на телевидение, а в 1978 году приказом Минкульта размагнитили и уничтожили все видеопленки с выступлениями певицы.

Причины своей ненависти правительство никогда не называло прямо, что неудивительно: кто будет публично объяснять за что ненавидит известную певицу? Однако, спустя время ее друзья и коллеги считают поводами а) еврейское происхождение и антисемитизм руководителя Гостелерадио С. Г. Лапина б) ее концерт на польском конкурсе в городе Сопоте в период, когда советские войска вошли в Чехословакию, а певица не поддержала эту агрессию в) на том самом концерте она исполнила песню Владимира Шаинского, которого правительство ненавидело еще сильнее. Сама Аида, вспоминая те времена, винит во всем военные действия СССР: «Представьте: в один из конкурсных дней по местному радио объявляют: «Советские войска вошли в Прагу». Что тут началось! Карел Готт со словами «Я не могу петь, когда Родина в опасности», покинул конкурс. Мне было так скверно, так стыдно, будто в этом вводе войск была моя личная вина! А тут ещё из Москвы посыпались начальственные звонки: «Ведищевой — не петь!» Власти боялись, что из солидарности к чехам представительницу Советского Союза публика освистает. Но я ослушалась. Выступила. И спела вместо одной песни несколько. Причем пару песен Володи Шаинского, который, как оказалось, в то время был у властей не в чести. Вопреки политической заварухе, встретили меня великолепно, вызывали на бис и по результатам конкурса наградили второй премией. А в это время в Москве министру культуры Фурцевой уже докладывали о моей выходке. Так я и попала в чёрный список. Меня перестали показывать по телевидению, транслировать по радио, отменяли концерты».

Но рано или поздно терпение заканчивается у всех и устав от унижений и отсутствия нормальной работы, Аида в 1980 году эмигрирует в США. Профиты лингвистического образования дают о себе знать спустя почти тридцать лет и певица снова обучается в театральном колледже. Успех не заставил себя долго ждать: через два года Аида дебютирует с сольной программой в Карнеги-холл, а ее продюсером становится Джо Франклин, взрастивший Лайзу Миннелли и Барбру Стрейзанд.

В Америке она называет себя Amazing Aida и переезжает в Калифорнию, где организует собственный театр. Сольные выступления тоже практикует довольно часто и на очень престижных площадках: в клубе «Фрайерс-клаб» в Беверли-Хиллз, где выступали музыканты такого уровня, как Фрэнк Синатра, Боб Хоуп, в Бродвее, где она исполняла русские и цыганские романсы и еврейские народные песни. В ее репертуаре песни и на английском, и на русском языках, так что аудитория была смежной.


Говорят, что история циклична. На музыке эта цикличность также сказывается: государство постоянно пытается вмешиваться в музыкальную сферу, разделяя исполнителей на «своих» и «чужих». Тогда «чужими» были те, кто выступает в ненавистной Европе, сегодня – те, кто не отменяет свои концерты на Украине. Получается, что вопреки всеобщему убеждению, музыка никогда не была вне политики. Но каждый такой случай говорит лишь о том, что слушателю плевать на то, что ему говорят сверху – он будет продолжать слушать то, что ему нравится, сколько бы попыток запретить это не предпринимало государство.

Полина Агеева

Тэги: ,