Андеграунд Дальнего Востока

На сайте культового британского критика Джона Робба опубликовали статью о русских дальневосточных группах. Наши друзья из вебзина SOUNDCHECK поделились с нами оригинальной русскоязычной версией своего текста.

«Русская сцена в настоящее время наиболее увлекательна тем, что в ней собралось так много странных и прекрасных групп, от превосходного психоделик-рока Lucidvox до целого пласта пост-панка, вроде SUPER BESSE из соседней Белоруссии.

Тем временем, на Дальнем Востоке страны расцветает собственная сцена, которую задокументировал для нас Петр Полещук, главный редактор русского вебзина SOUNDCHECK».
Джон Робб

Настоящая музыкальная карта России – это отнюдь не только те города, что находятся близ столицы. Любому русскому человеку, кто живет на расстоянии девяти часов перелета из одного края России в Питер или Москву, эти города кажутся отдельными странами. Со своей собственной музыкой, разумеется. Но Россия занимает четверть земного шара, и все, кто живет на её краю, рискуют быть не услышанными.

Один из наиболее красноречивых примеров — сцена Дальнего Востока. Поскольку она расположена на отшибе России, на ней долгое время царил музыкальный вакуум. Сцена заполнилась разноплановыми группами, однако не представляющими из себя ничего, кроме пустых нот, инструментов-аксессуаров и полного отсутствия внятной позиции. Но у любого прошлого есть будущее, и завтрашний день сцены Дальнего Востока за теми коллективами, которые верят в идеологию DIY.

Сегодня сцена разнообразна. На Дальнем Востоке нет однотипного саунда, каждая группа воспитывает в себе идентичность. Но всех их объединяет одно — желание выбраться из дыры, которую они называют домом».

Pill Couple

Дарквэйв проект из портового города Владивостока. Пока большинство поп-групп цепляются в своих песнях за штампы портового города, такие как «солнце-море-лето-пляж», Pill Couple выпускают один из самых нехарактерных релизов для своего ландшафта, полноформатный альбом с говорящим за себя названием «No Blade Of Grass»: холодный конспект чего-то лежащего за пределами Дальневосточной реальности; 9 медитативных песен, раскаленных самоотдачей вокалиста Никиты Кацмана. Концерты группы не уступают их альбомной работе — бессловесная публика как признак полного погружения.

Свои первые концерты группа отыграла на площадках Владивостока, Москвы и Санкт-Петербурга, где была ярко отмечена Александром Ионовым: «Сегодня в городе куча отличных концертов, но я бы хотел выделить PILL COUPLE в Фиш Фабрик. Ребята вчера грели «НИКОГО НЕТ ДОМА» в Ионотеке и очень приятно удивили своим звуком. И даже сыграли кавер на Cocteau Twins. Что было очень, очень круто. Не знаю группу в СПб с подобным звучанием. Не пропустите этот гиг».
Группа вышла из тени, выступив на одной сцене с Glintshake, а также став одним из главных дальневосточных имен на шоукейс-фестивале «V-ROX». После чего последовало их турне по Китаю с более чем дюжиной концертов по всей стране.
Сейчас Pill Couple в процессе создания нового материала и в поиске более мягкого звука, который может напомнить вам самое меланхоличное, что есть в сэдкоре, и самые «надреальные» релизы лейбла 4AD. «Мы хотим играть такую музыку, которая погрузит слушателя в самые скрытые части бессознательного. Мы хотим создавать скорее путешествие, нежели просто музыку», — объясняет Никита Кацман.

Для удобства было бы логично сравнить Pill Couple с лучшими образцами жанра, однако группа упрямо не помещается в рамки влияний. Это доказывает дебютный LP группы, и здесь наступает тот момент, когда слова уже не могут исчерпать воздействие самой музыки.

Rape Tape

Если долго смотреть в бездну, то бездна начнет смотреть в тебя. Но гораздо эффективней, когда ты в этой бездне живешь. Это особенно ощутимо в музыке Rape Tape. Хабаровск, родина группы, может, и не самое пустынное место Дальнего Востока, но полузаброшенные заводы, беспощадная духота и почти сибирский холод зимой не могут пагубно не сказаться на сознании. В этом случае готик-нойз-панк выглядит как самое правдивое отражение окружающей реальности, а с другой стороны, её альтернативой.


Хабаровск также и родной город лидера ГШ (Glintshake), Жени Горбунова. И именно ГШ назвали Rape Tape одной из лучших дальневосточных групп.

Не стоит бояться названия группы (ну, или стоит) – лидер Rape Tape Александр Янчук объясняет: «Так много групп в нашем городе мечтают делать блестящий и приторный продукт, но мы полностью не согласны с этим. Мы хотим выразить себя, прыгать по сцене и петь о проблемах, которые видим вокруг себя. Название нашей группы – лучшее описание нашей музыки: тёмное, злое и по-своему раздражающее. Порой люди видят в нас каких-то фриков, потому что в них говорят свои стереотипы о злых и раздражающих словах: каждый думает в меру собственной распущенности и эгоизма. То же самое касается наших песен и текстов – просто пропустите эти слова сквозь себя и посмотрите, за что они зацепятся». Группа подкрепляет слова делом, перемалывая на релизах и концертах готик-вайб Siouxsie and the Banshees с цифровой яростью The Locust.

Но, пожалуй, самое интересно в Rape Tape то, насколько они многополярны, что даже не столько их «аттитьюд», сколько их природа: основная часть текстов группы написана её лидером, но это едва ли уловимо за повествованием от лица женского «Я». Однако не так легко найти и очевидные женские маркёры в их лирике, дело в звуке: они звучат слишком манипулятивно, слишком эротично и эмансипативно. Но главное – Rape Tape не принадлежат здоровому сознанию, что заведомо обещает предельную аутентичность и безбашенные концерты.
Этим летом Rape Tape в компании Jars отправятся на «Газели Смерти» в тур по России и отыграют концерты в 26 городах.

DWYER

Группа Dwyer врастает корнями в американский альтернативный рок 80-90-х, иначе говоря, в ту плеяду групп, которые обходили стороной излишнюю самопрезентацию: вспомните Mudhoney, Melvins и даже Нирвану – все они старались избегать косметических услуг крупных СМИ. Примерно так можно зашифровать нежелание Dwyer оформить страницу ВКонтакте, самостоятельно написать свой пресс-релиз и даже записать чёртов альбом.

Но важнее то, что Dwyer играют гранж. А это рискованно. Всегда есть опасение, что подобная группа станет копией другой-известной-группы; тем интересней примеры, которые из этого правила становятся исключениями. Мы, конечно, слышим в музыке Dwyer влияние героя поколения Х, но схожесть найдена в первую очередь в пересечении истории Роберта Дуайера и Курта Кобейна, если вы понимаете, о чем мы. А если нет, то не страшно, потому что Dwyer — это прямо в голову. И, между прочим, в вашу.
Но нельзя считать, что группа ограничивается рамками исключительно гранжа. Можно привести в пример хотя бы их небольшой релиз, а если точнее – lo-fi аудиописьмо «comedownhome».
Одна из энергичнейших групп Владивостока, которая ставит в приоритет профессиональной игре ярость и панковский юмор.

RC OVERDRIVE (ex-Death Knees)

Death Knees — гаражная хардкор-панк группа из Владивостока, но, видимо, варившаяся в одном котле с Black Flag, Flipper, Pussy Galore, The Reatards и всеми остальными пропагандистами подростковой агрессии и нервных расстройств.

RC Overdrive — когда «Колени» оказались действительно «мёртвые», группа переформировалась в RC Overdrive, сменила состав, и, отбросив гаражный панк и лоу-фай, заиграла нойз-рок.

Ugly Snowflake

Одни из первопроходцев шугейза и слоукора во Владивостоке. Неоднократные сравнения со Slowdive, однако, не выражают всей сути музыки группы. Если Slowdive звучат как гимн обреченности, граничащей со смирением, то «Снежинки», помимо общего со Slowdive, звучат так, словно проезжают по вам бульдозером.

Вобравшая влияние групп вроде Codeine, музыка «Снежинок» кажется медитативной и грозной одновременно, и вполне сошла бы за неизданный саундтрек к Твин Пиксу. К сожалению, группа играет не часто, но мы говорим о ней, потому что хотя бы раз в год мы ждем, что Ugly Snowflake выпадут долгожданными осадками на Владивосток.

О группе вы также можете прочитать на известном ресурсе Far from Moscow.

Molten River

Самая недооцененная группа Хабаровска. Если условный циник скажет вам, что гитарная музыка умерла, то Molten River послужит вам сильным контраргументом. Яркий пример DIY-культуры, но выполненный с ювелирной кропотливостью.


Для любителей напористого саунда, Molten River — это смесь атональных гитар Sonic Youth и пофигизма Джея Маскиса. Для жителей Хабаровска – ещё одна «соринка» в глазу.

Alla Dmitrievna

Трио из города Комсомольск-на-Амуре определяет свой стиль как «синтезаторное барокко», что вызывает легкое недоумение: очень трудно связать промышленный город со словом, берущим начало из 17 века. Но всё творчество «Аллы Дмитриевны» — это поиск баланса и попытка взрастить культуру в месте, для этого не предназначенном. В этом свете не случайны и влияния, оказанные на группу — Justice и M83, которые переводили язык классической музыки на современный диалект электроники. Группа не получила должной популярности на Дальнем Востоке, но отметилась статьей в журнале «Афиша».

Brave Men Run

Инди-рок группа из Владивостока, названная в честь песни Sonic Youth. На какой бы побег не намекало название группы, эти музыканты явно не прячутся от экспериментов со звуком – играв изначально томное инди 10-ых, BMR перешли к более тяжелому и классическому рок-звучанию. Эксперимент так же коснулся и состава, который пополнился новым басистом и ударником. Группа какое-то время молчит, а пока её лидер Максим Алхимик занялся русскоязычным сольным пост-панк проектом «Рейнекке».

Søika

 

Некогда играв пост-рок под именем «Simple is Good», хабаровский квартет решил, что пора двигаться дальше и, отбросив раскатный дилей, превратился в трио — синт-поп группу Søika. Преимущество группы — в отсутствии намёка на урбанизацию: Søika напоминает, что Россия — это ещё и бескрайние поля, где многие природные гектары пока что не заняты человеком. Тем интересней, что отрефлексировано это языком синтезаторной электроники, но синтетическое звучание сбалансировано с живой вокальной подачей. Вот что говорит группа про свою музыку: «В Søika мы сосредоточились на объединении энергетики живого звука и электронной музыки. Очень сильно на нас повлияли скандинавские группы, а также американские и европейские (Mutemath, Haelos, Vök, Kiasmos, Kacy Hill, iamamiwhoami, Röyksopp, The 1975 и т. д.)». Не врут: что на альбоме «Hidden Place», что на концертах, Søika удачно совмещают вайб дрим-попа и синтезаторных пассажей.

HKG Knights

Пожалуй, самый известный за пределами Дальнего Востока электронщик из Владивостока. HKG Knights — это уже второй электронный проект Ильи Беспалова после культовой в российском витч-хаусе группы Crossparty. HKG Knights звучит как лучший саундтрек для полетов с небоскребов майора Мотоко Кусанаги из культовой ленты «Ghost in the Shell». В отличие от Søika, HKG Knights переполнен намеками на урбанизацию в киберпанковском будущем, где холодный неон становится таким же родным явлением для человеческого глаза, как солнце и небо. Илья, автор проекта, жил какое-то время в Москве, где получил большую известность, поучаствовал в документальном фильме от Adidas про столичную андеграунд рейв-сцену и даже ставил сэт на Boiler Room.

Parks, Squares and Alleys

Проект Сергея Хавро из Хабаровска (ныне Москва) вряд ли нуждается в представлении для русского слушателя. Всем известное и любимое нежное сочетание современного дрим-попа, индитроники с ярко выраженной любовью к манчестеровскому саунду (местами). Сам Сергей говорит, что «я просто хотел, чтобы моя музыка звучала на уровне того, что я слышу в наушниках», а в числе любимых групп называет The Stone Roses, The Smiths и Sonic Youth.

 

Supernova 1006

Колд-вэйв дуэт из Хабаровска (ныне Санкт-Петербург) называют то новыми звездами русского пост-панка, то русским аналогом The Soft Moon. Правда, как всегда, где-то рядом, и в данном случае измеряется она количеством достижений группы. Supernova 1006 уже дают концерты в Германии, про последний релиз группы написали в бельгийском журнале peek-a-boo, а недавно у группы вышел официальный ремикс на отцов электропанка The Units.

Пётр Полещук, Роман Папуша, Юлия Хряковская