DIG и «ГУЛ»: Большое интервью с Иваном Смекалиным и Юрием Тетеревым

Совсем недавно одному из главных магазинов пластинок DIG исполнилось 8 лет. Примерно в это же время, в рамках Record Store Day, на лейбле магазина выходит дебютная пластинка «ГУЛ» — проекта сотрудника и идейного вдохновителя DIG’a Ивана Смекалина и бывшего участника таких проектов, как Hellspin и Lode Runner, Юрия Тетерева. Сторона поговорила с ребятами о магазине, лейбле и их электронном проекте.

 

 

DIG в особом представлении не нуждается, так что перейдём сразу к вашему дню рождения. На днях DIG’у исполнилось 8 лет. Как отпраздновали?

 

Иван: Ну мы что-то скромно отпраздновали в этот раз. По домашнему. Просто пригласили своих любимых диджеев, поиграли музычку.

Юра: Меня не позвали…

Иван: Ха-ха. Ты уже в прошлый раз был, не все же сразу. Народу было дофига целый день, с утра до вечера. Мы не то чтобы сильно анонсировали эту вечеринку. День рождения днем рождения, у нас была вечерняя программа и все такое. Много народу из-за своей лояльности к нам посчитали нужным прийти, отметиться как-то. Например, в прошлом году мы тоже устраивали диджей сеты в магазине, тоже скромно, но это было в самый холодный день лета. Была аномальная погода, +8 в середине июля. Но при этом был тоже вал людей. Я думал вообще никто не придет, но все решили нас поддержать. Я всегда радуюсь тому, что есть определенная лояльность к нам. Плюс, народ приезжает специально из близлежащих городов. Такие мини-десанты.

 

В прошлом у вас периодически проводились живые концерты прямо на территории магазина. Выступали Vice Versa, Hellspin и другие. Планируете ли вы продолжать такую практику?

 

Иван: Я думаю да. Но это все будет немного переформатировано в какие-то акустические или полу-акустические сеты. В принципе, было бы клево устраивать живые выступления прямо в магазине. Единственное, сад Баумана (магазин находится на территории сада им. Баумана, прим. ред.) диктует определенные условия. Здесь все строго. Все мероприятия нужно заранее согласовывать с директором парка. Плюс, здесь запрет на алкоголь и курение, и это, к сожалению, связывает нам руки, в какой-то мере. Ну, и ты не будешь каждый раз говорить: “Чуваки, идите покурить за оградой”. Люди будут обламываться из-за этого, как ни крути. Поэтому, нужно что-то придумывать, чтобы это выглядело нормально для всех. Мы здесь всего год, при этом сменилось уже 4 директора парка. С каждым нужно знакомиться, как-то налаживать контакт. Каждый раз немного меняются условия. Плюс ко всему, из администрации парка ушли молодые движовые люди, которые нас поддерживали изначально. Однако, у нас есть мысли по поводу того, чтобы устраивать ивенты где-нибудь вне магазина, а где-нибудь на других площадках, возможно даже стихийных.

Юра: Но вы и так это регулярно делаете. Начиная от «Ламбады» и заканчивая Faces&Laces.

Иван: На этих площадках существует представительство магазина. А если говорить про развитие музыкантов, то мы как-то меньше стали в этом направлении работать.

 

Планируете ли вы расширять привычный формат магазина и выходить на какие-то другие площадки? Может быть снимать видео, записывать подкасты и т.д.?

 

Иван: Мы планируем активно работать над лейблом. Работать над штуками поддерживающими лейбл, выпускать подкасты на Soundcloud, вести YouTube канал для различных миксов и т.д. Я думаю, что когда это все наберет какой-то оборот, то хотелось бы устраивать и музыкальные фестивали. Но, пока, я думаю, что нам не хватает какой-то базы, которая могла бы поддержать подобные фестивали нормально. Конечно же всегда можно сделать все на коленке, но видимо мы чуть-чуть подросли и хочется делать так, чтобы было круто и достойно. Поэтому, пока это все планы на будущее.

 

Расскажи подробнее про лейбл. Вообще, в вашем случае, создание лейбла это скорее необходимость или же это закономерное развитие?

 

Иван: Это закономерное развитие. Вообще, идея лейбла появилась еще, как мне кажется, до появления магазина. Изначально все шло к тому, чтобы делать лейбл и развивать его. И, в принципе, лейбл существует с 2013 года. Просто, он был достаточно хромающий, не периодичный и шатался из стороны в сторону. Так то, там уже около 7 релизов. Начиная от кассетного сборника, который вышел в 2013 году. Потом там выходили Sonic Death, мы выпускали для них «семерку». Были совместные тиражи кассет с питерским лейблом POW! POP KIDS: это были Padla Bear Outfit (альбом «no star horoscope», прим. ред.) и сборник Homecultism. Плюс, мы выпускали две кассеты, записанные лайвом в DIG’e — это были Vice Versa и Verbludes. Ну и «ГУЛ», последний релиз. Просто, «ГУЛ» это полноценная виниловая «двенашка» с тиражом на заводе. Что-то такое более основательное. И, соответственно, с этого момента мы планируем выдерживать периодичность.

 

Сколько человек задействованы в работе лейбла?

 

Иван: Один. По сути, я ответственный за это дело.

 

Ты один справляешься? Есть какой-то поток музыкантов, которых ты должен постоянно прослушивать?

 

Иван: На данный момент нет какого-то ажиотажа среди артистов. Я думаю, что любой лейбл не сразу с этим сталкивается. Плюс, у нас виниловый магазин и мы планируем что наши релизы будут, в основном, «vinyl only». В первую очередь, это поддержка музыкантов, и я думаю, что спустя 8 лет у нас уже есть определенный авторитет среди слушателей, как здесь, так и на западе. И когда мы что-то анонсируем, люди прислушиваются к этому. Поэтому, мне кажется, мы можем позволить себе некое пижонство, например выпускать все исключительно на пластинках и т.д. Но, в принципе, инструменты у нас есть для всего.

 

Существует ли какая-то статистика по дистрибьюции ваших релизов? Какие пластинки больше разошлись на западе, а какие больше полюбились в России?

 

Иван: По западу такой статистики нет. Просто потому, что наши релизы еще не уходили на дистрибьюцию на запад. Можно было бы попробовать отправить Sonic Death тогда еще. Не знаю почему мы этого не сделали. Этим релизом занимался Петя (Петр Чинават — сооснователь магазина DIG, прим. ред.). Возможно, мы были обижены на Record Store Day (ежегодное всемирное мероприятие, поддерживающее независимые музыкальные лейблы и магазины, прим. ред.). Мы хотели, чтобы этот релиз включили в официальный список. Но, видимо, орг. комитет Record Store Day посчитал его не очень интересным для них. На самом деле, в тот год стало понятно окончательно, что они поддерживают больше мэйджор лейблы или какие-то релизы типа демок Pink Floyd. Короче, более популярные штуки. В России же с пластинками обычно бывает так: ты только успел выпустить релиз, сразу начинается какой-то бум, все сразу хотят купить еще до того как он вышел. Всегда любой тираж больше всего продается в первую неделю после выпуска. Потом он продается менее активно. Для Sonic Death мы напечатали 500 копий и он до сих пор продается. Немного, но стабильно. Пара-тройка копий в месяц уходят, даже удивительно как. Это странно, потому что в России рынок потребителей группы Sonic Death на пластинках очень маленький. Так же, более менее, я считаю, выстрелил «ГУЛ». Мы в принципе планировали то, что это будет только на местный рынок, точнее распространяться через наш магазин. Весь цикл производства мы проходили сами, делали все сами, печатали сами и распространяли тоже сами. В принципе, в первый месяц треть тиража ушла. С одной стороны я планировал, что весь тираж продастся с конца апреля и до конца лета. Но, наверное, я не планировал то, что это будет так динамично и с хорошими отзывами. Много пластинок продались не просто потому, что это выпустил DIG, а потому, что люди заценили. На удивление, каждый иностранец, который заходит в магазин и слушает, потом берет эту пластинку.

 

Теперь про ваш электронный проект «ГУЛ». Я не буду спрашивать про название и все такое. Мне интересно, как вам пришла идея сделать этот проект? И, как я понимаю, «ГУЛ» это вы двое?

 

Иван: «ГУЛ» это мы двое и еще свистулька, ха-ха. Юрец, как к нам пришла эта идея?

Юра: Ко мне пришел Ваня и сказал: «Чувак, давай выпустим пластинку.» Сначала, по-моему, мы планировали делать эдит с кем-то еще на «семерке».

Иван: А что было до этого? Короче, если честно, мы не помним отсчетный момент. Но, возможно, это было примерно так. Юрец мне скинул свои дипломные работы, какие-то наработки. Юра экспериментировал с электронным саундом. Я послушал, мне понравилось, я порефлексировал и подумал, что мы можем что-то сделать. Сделать какие-то эдиты, находить какие-то редкие куски, как-то их резать, чтобы они были более танцевальные, прямые, более удобные для сведения и т.д. Эдиты, например на диско или на фанк, это очень распространенная диджейская история, их много кто выпускает. Это не полноценный трек, просто ты где-то добавил бочку, или порезал его так, чтобы он был более удобен для сведения. И мы тоже думали что-нибудь такое сделать. Я должен был подобрать какие-нибудь треки, Юра помог бы мне в техническом плане.

 

 

Как в вашем проекте распределены роли между вами? Кто за что отвечает? Кто-то отвечает за мелодию, а кто-то за биты или продюсирование?

 

Иван: Я вообще дофига не музыкант, поэтому я предпочитаю называть себя «композитор», но тоже нифига не он. А Юра музыкант во всех отношениях. Мне кажется, он все может и все умеет. Поэтому я болтаю, а Юра все делает.

Юра: Ваня эксперт.

Иван: Да да. Я, на самом деле, в прекрасном будущем вижу проект «ГУЛ» более музыкальным, так скажем, более психоделическим и живым. Чтобы я тоже что-то делал, играл на сумасшедшей перкуссии или что-нибудь такое. Или на свистульке делал соло.

Юра: Сейчас ты выполняешь функции сэмплового диггера.

Иван: Да, сэмпловый диггер это тоже я.

Юра: Мы используем много всяких странных сэмплов и, на самом деле, весь проект строится на том, что мы оба любим странные штуки, которых нам не хватает в обычной музыке, особенно в танцевальной музыке. Ваня их отыскивает и мы думаем, как можно сделать так, чтобы это было интересное, танцевальное, или, как минимум, можно было слушать.

 

Юра, расскажи про создание треков. Каким ты видишь соотношение сэмплов и созданной тобой музыки на этапе создания трека?

 

Юра: На самом деле, в финальных миксах сэмплы занимают где-то 20-30%. На самом деле, не так уж много. Остальное все дописывается. Но, чаще всего, идея строится вокруг какого-то найденного сэмпла. Правда, была пара историй, когда ключевой сэмпл приходил уже где-то в середине написания песни, когда чувствуешь, что чего-то не хватает.

Иван: Либо наоборот. Мы строили какую-нибудь композицию вокруг сэмпла, но в итоге его пришлось выкидывать.

Юра: 70% мелодических партий написаны нами.

 

Где вы берете сэмплы? Вы используете какие-то пластинки, библиотеки или есть какие-то сэмплы, которые вы записывали сами?

 

Юра: Используем вообще все.

Иван: Используем максимум.

Юра: Используем вообще все, что нам подарила вселенная. Используем сэмплы с пластинок, используем аналоговые инструменты, используем цифровые инструменты, используем vst инструменты, используем сэмплы с рекордера, используем сэмплы с youtube’a. Используем вообще все. Потом все это миксуем, обрабатываем. Мы не замыкаемся на том, что можно писать только на железе. У нас есть весь мир и мы берем его частички и отправляем в финальный микс.

 

Насколько я понимаю, у вас еще не было живых выступлений. Как вы планируете их проводить?

 

Иван: Ну я одеваю костюм собаки, как у Distemper и кручу на сцене пого дэнсинг. Ха-ха. Ну, и как-то играется лайв.

Юра: С айпода.

Иван: С айпода, да, ништяк. На самом деле, сейчас не так много материала, чтобы играть полноценные лайвы, с одной стороны. С другой стороны, мы даже не обсуждали этот момент. Я, в своем идеальном будущем, вижу, что это будет какой-то new age проект, где мы с Юрой, и, может быть даже, с какими-нибудь приглашенными музыкантами играем на всех инструментах мира, используем драм паттерны и на это накручиваем живые инструменты, перкуссию, синты, все что угодно.

Юра: По сути, та же концепция, что и в наших треках. С миру по нитке.

Иван: Да, то есть, если переложить все эти сэмплы, весь этот саунд на живых музыкантов, вот это было бы идеально. Мне, конечно же, видится это как джаз проект. А, в целом, то что мы режем, например, звуки кастрюли, в идеале на лайве играть на кастрюле.

 

Вы позиционируете свой проект как камерный или же это может быть и фестивальная история?

 

Юра: Наша музыка для леса, в основном.

Иван: Для пещеры.

Юра: Для достаточно натуральных площадок.

Иван: Под деревом, под водой.

Юра: Мы достаточно сильно вдохновляемся природой, когда пишем песни.

Иван: Да, у нас тотально new age проект. Я отталкиваюсь от каких-то визуальных образов, которые мне приходят в голову. Образы какого-то леса, лягушек, болота, вот это все что нам вдохновляет к музыке, ха-ха. Сейчас заряжаемся сэмплом, который Юра записывал, когда он давил грязь ногой. Очень крутой сэмпл, мы не знаем как его применить, но он все время крутится рядом. Мы его всегда используем для зарядки.

 

 

Группы с подобной вашей концепцией часто дополняют свою музыку какой-то визуальной составляющей. У вас есть какие-нибудь идеи или наработки на этот счет?

 

Иван: На самом деле, нет. Ха-ха.

Юра: Просто по факту существует музыка, которая у нас в головах и она рождает образы внутри. Нам пока этого хватает, поэтому мы не хотим как-то это выплескивать. У каждого возникает свой образ и не хочется его навязывать. У нас new age проект, а new age не должен навязывать. Например, когда ты слушаешь группу Devo, ты знаешь как это выглядит, какие космические корабли летают. У них все очень целостно. А у нас, на самом деле, все, с одной стороны, не целостно, с другой стороны, существует в какой-то воображенческой совокупности. Сейчас у нас такой мир, что мы его можем взять полностью, либо вообще ничего не брать. Мы хотим полностью его взять, поэтому мы используем даже сэмплы и гармонии от каких-то африканских до восточных народов.

Иван: Мы с Юрой, достаточно, в музыкальном плане хорошо эрудированны и очень много чего любим. И в написании музыки тоже чувствуем себя как ребенок в супермаркете с конфетами, когда ты хочешь все. Хочется попробовать во всех жанрах, во всех саундах, во всех стилистиках. Мы не пытаемся следовать линии. Поэтому и звук такой разный и настроение разное и формы разные.

Юра: Но, между тем, все складывается в одну историю.

Иван: Ну да, хочется попробовать все. Мне, просто нравится очень много совершенно разной музыки. Я не могу для себя выделить, что главнее.

Юра: Например, бочка главнее всего остального, ха-ха.

 

Кстати, вопрос про бочку. В описании к вашей группе указано, что вы любители нетривиальной музыки, этники и прямой бочки. В вашем случае «прямая бочка» это скорее прикол или же это для вас некий ориентир?

 

Юра: На самом деле, прямая бочка у нас только в одной песне.

Иван: У нас есть и прямая и ломаная и всякая. Если честно, мне кажется, что мы не заморачиваемся насчет этого. Иногда прямая бочка очень комична и очень крута. Просто, опять же, например, если в нашем первом треке убрать бочку, то он станет сразу таким претенциозным. А, когда добавляешь бочку, то он становится более понятным. Он все еще странный, все еще претенциозный, но, при этом, он имеет какое-то практическое назначение. Он и танцевальный и при этом странный.

Юра: Наличие бочки и понятной склеивающей ритмики еще исходит из того, что мы с Ваней часто грустим на танцполе. Потому что, все треки слишком понятные, и нам хочется чтобы танцпол насыщался странными треками. Чтобы люди максимально разнообразили свой потенциал, во-первых, как слушателей, во-вторых, как танцоров. Танцевальная музыка неразделима с танцем. Но когда смотришь на танцоров, то понимаешь, что один лишний удар, и он уже растерялся. Хочется, чтобы люди постепенно переставали теряться от лишних ударов. Чтобы они могли танцевать не мозгом, а телом. Чтобы они скатывались во что-то более первобытное.

Иван: Ну да, как любые техно-кобры на любой вечеринке начинают танцевать уже на втором квадрате, потому что там все понятно. Темп 130 и ничего не изменится, все движения у всех одинаковые. А когда ты ломаешь эту парадигму, то все начинают зависать. И мы хотим, чтобы люди зависали, ха-ха. Чтобы уходили от стандартов, чтобы придумывали что-то другое.

 

Что будет с ГУЛом дальше? Какие планы?

 

Юра: Осенью новый релиз.

Иван: Материал новый пишется. Осенью будет релиз от DIG’a с другим артистом, где будет ремикс на «ГУЛ». Наверное, осенью же, будет еще одна EP от ГУЛа.

 

Когда можно будет увидеть вас на сцене?

 

Юра: Мы не торопимся с этим делом. Все должно произойти само собой. Этот проект произошел сам собой. Я, на самом деле, сейчас сижу и не понимаю как так вышло.

Иван: Ха-ха, да, причем, как мы говорили ранее, мы собрались, чтобы сделать эдиты. В итоге выяснилось, что нарезать существующий трек и туда что-то добавить сложнее, чем написать свое. Мы забили на идею с эдитами и начали писать музыку.

Юра: Публика пока не готова, пока нужно попичкать ее аудиозаписями, ха-ха.

Денис Карцев

Тэги: , , , , ,