«Стук бамбука в XI часов»: чувственность собранного звука

Ижевский уникальный феномен, созданный тремя друзьями – Василием Агафоновым, Константином Багаевым и Дмитрием Носковым в конце 80-х, уже более 25 лет продолжает время от времени всплывать в музыкальной и околомузыкальной среде.

«Примерно в 1989 году задумал сделать инструмент, который играл бы звуками, нами же записанными. Подключили мы к пульту четыре магнитофона через кнопки от дверных звонков, запустили на каждом магнитофоне разные записи и начали яростно тарабанить пальцами по кнопкам», —

Так один из участников группы описывает их изначальные методы работы со звуком, когда не было еще ни ставшего знаменательным для саунда группы «Поливокса», ни, тем более, западного семплера. В хронологически последнем треке «Снежный мед» (исключая две самостоятельно записанных Костей Багаевым композиции «Стены тумана» и «Тяга») единственного альбома «Легкое дело холод», тем не менее, помимо базовых для музыкантов ревербераторов и магнитофонов, будет использована современная студийная техника.

Для непрофессиональных музыкантов, коллекционирующих звуки, которые только можно и нельзя представить, в Советском Союзе не было ни рамок, ни запретов, ни конкуренции. Шум улиц, ленты магнитофона, незамысловатого барабанного ритма и бас-партии, в совокупности с экспериментом над всеми доступными инструментами для достижения чего-то особенного и поистине вдумчивого, действительно позволили создать самобытный электронный эмбиент. Главным для ребят было делать не как «правильно», а как хочется и чувствуется, пробовать звук «на вкус». Именно поэтому долгое время группа существовала под совершенно разными названиями, не задумываясь о серьезных музыкальных задачах.

Но в один момент в проекте появляется девушка – Таня Ерохина и, как неудивительно, вокал, который очень органично ложится на песни и слова, записанные уже в утвержденном названии группы «Стуке бамбука в XI часов». Мягкий голос Тани, по большей части лишенный какого-либо академизма, завораживает с первой спетой «Le chieval de ma vie» или оригинальном варианте «Лошадь моей жизни», которую девушка сама перевела на французский. По воспоминаниям музыкантов, Таня совсем не понимала музыкальных стилей и все «шумные» приемы, но каким-то чудесным образом без особых усилий подстраивалась под работу и вливалась в процесс. Собственно, после ухода солистки, одного из участников и ряду других неочевидных причин, «Стук бамбука» и уйдет на «долгий перекур».

Важно сказать, что ни один коллектив не создает свои произведения без определенного бэкграунда, который несомненно выходит за пределы музыки, тесно соприкасаясь с живописью, литературой или кино. Подобные, можно сказать психоделические, группы часто воспринимаются публикой слушателей исключительно с позиций алкоголя и психотропных веществ, личность музыканта в чужих глазах размывается, когда признаешь заслуги только внешних стимуляторов и раздражителей, хотя нельзя утверждать, что такой подход является правильным даже для некоторого числа музыкантов. Говоря о «Стуке бамбука в XI часов”, Костя Багаев четко расставляет акценты в своем высказывании:

«Вся музыка, что мы записали, была сделана в твёрдом уме и ясной памяти, несмотря на весь ее сюрреализм. Время и место нашей жизни случились от нас независимо, а вот подход к делу действительно был интересный.»

Кричащий Маяковский, абсурдные полотна Босха и любая яркая живопись, загадочный и выворачивающий наизнанку Тарковский и ставшие откровением The Cure — и это лишь небольшой список того, что оказывало колоссальное влияние на ментальность и следовательно музыку «Стука бамбука в XI часов».

После заявления об уходе от Дмитрия Носкова, группа начинается заниматься сведением собранного материала в единый альбом на протяжении всего 1991 года. Гармоничное звучание создавалось используя, буквально, все что попадется под руку, но в то же время неудачная техника эти руки и связывала. В итоге получилась 45-минутная метадорожка, бьющая своим пронзительно громким, последним звучанием в самое сердце, которое могут открыть лишь подобные, искренние до боли группы.


 

 

Для подготовки материала были использованы материалы из книги «100 Магнитоальбомов Советского Рока» Александра Кушнира и интервью Кости Багаева в декабре 2014 года для Rare trip-hop & beats community.

Виктория Кобзева

Тэги: , ,