Взгляд на отряд: в прошлое имени Валерия Чкалова

Многие группы эпохи перестройки, имевшие радикальный музыкальный подход и незаурядное видение, за отсутствием грамотно развитой платформы остались за бортом современности. Такой можно назвать нашего сегодняшнего героя ретроспективной рубрики «Взгляд в прошлое».

 

Если вы смотрели главный фильм молодого поколения 80-х, то наверняка помните космическую песню о военно-воздушных силах, которую Бананан исполняет в ресторане по заказу выпивающего «летчика». Это песня группы «Отряд имени Валерия Чкалова», которая и получила известность благодаря фильму Сергея Соловьева «Асса», но, к большому сожалению, так и оставшись окутанной пеленой таинственности, стала единственным «хитом» коллектива.

 

Хотя лишь один альбом был выпущен до распада группы, он заслуживает внимания целиком. Привлекающий своей строгостью и маниакальным вниманием к звучанию, альбом «ВВС» попал в книгу Александра Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока» и, занимая там достойное место, нуждается в том, чтобы быть переслушанным новыми поколениями.

 

 

«Отряд имени Валерия Чкалова» — это дуэт поэта, художника и автора песен Александра Синицына и музыканта-электронщика Михаила Михайлюка. Они познакомились на выступлении группы «Центр», с которой Александр был сильно дружен и которой был вдохновлен. К моменту знакомства Михаил зарабатывал на перепродаже самых невероятных синтезаторов, уже успел поиграть во множестве коллективов и был мультиинструменталистом, страстно увлеченным звуком, а Александр — поэтом, исполняющим свои магически странные тексты под гитарный аккомпанемент.

Объединило их увлечение космосом: Михаил разрабатывал в своей электронике мрачные космические сюжеты, интересовался эзотерическими науками и радиосвязью, а Александр писал песни для «всех времен и народов», которые безусловно нуждались в сильной оболочке. И эта тщательно выстроенная звуковая партитура Михаила как нельзя лучше подходила для такой роли.

Так они приступили к работе. И, что удивительно для советского подпольного рока, она велась на контрактной системе: за свою аранжировку Михайлюк получал гонорар. Александр воспроизводил свой акустический вариант, а Михаил записывал на кассеты несколько вариантов звучания для каждой песни, которые автор переслушивал десятки раз, выбирая точную версию.

 

 

 

Для каждой песни записывалось огромное количество дополнительных инструментов: рында, валдайские колокольчики, шум грома, стук дождевых капель, виолончель, арфа, голоса и шепоты приглашенных людей. «М.Михайлюк программировал ритм-бокс и играл на бас-гитаре, баяне и в основном на массе клавишных: немецком клавинете, органе ‘Vermona’, двухоктавном ‘Лель 22’ и детском японском синтезаторе ‘Yamaha CS-01’, на котором имитировались завывания пурги. Для того времени это было неплохим техническим сопровождением». 

На выходе получалось то, что в статье газеты «Long Play» назвали первым в СССР представителем стиля «техноромантика». Направленные к далеким космическим далям, наполненные абсурдными образами и возвышенной романтикой тексты облачились в уникальную музыкальную панораму: футуристичные драм-машины, вдруг сбившись с ритма, превращаются в обволакивающие шумы и снова возвращаются к техногенному трансовому инструментальному пиршеству. Длинные музыкальные опусы, вроде песни «Фиона», окунают слушателя в мир пульсирующего востока и заставляют его почувствовать себя инопланетянином, впервые вступившим на природные просторы планеты.

Так «ВВС» стал одним из самых психоделичных и настроенческих альбомов советского рока, безусловно написанный для вдумчивого прослушивания и полного погружения в атмосферу, на которой собственно и был выстроен. «Иногда случалось, что у А. Синицына не было четкого представления о том, как должна выглядеть мелодическая линия. В подобных ситуациях он подробно и скрупулезно объяснял М. Михайлюку настроение композиции. Так было, к примеру, во время записи песни ‘ВВС’. ‘Представь себе, что ты находишься в сфере особого внимания’, — говорил он М. Михайлюку. — Пролетаешь над деревнями, над домами. Внизу — очень-очень низко — мелькают огоньки…’ На тревожно-военизированную электронику А. Синицын наложил звуки эфира, а затем попросил М. Михайлюка набить на одном из синтезаторов морзянку. ‘А. Синицын принес книжку Даниила Хармса, полистал ее и выбрал место о том, как А. Пушкин, увидев Н. Гоголя, начинает бросаться в него камнями, — рассказывает М. Михайлюк. — И я отсигналил этот текст азбукой Морзе. А. Синицын почему-то считал, что подобное послание может воздействовать на подсознание’»

 

Текстовый абсурд же мог браться, например, из газетных вырезок. Так, песни «Технология любви», «С песней по жизни» и «Как сообщила сегодня газета» Михаил написал на основе газетных заголовков, — под неспешное музыкальное сопровождение он зачитывает строки из статей, превращая будничное чтение в жутковатый абсурд повседневности.

 


 

А. Синицын по воспоминаниям современников был довольно тяжелым человеком, с тиранической скрупулезностью работавший над материалом, что послужило причиной конфликта между ним и Михаилом. «Я очень уставал от бесконечных исправлений и уже был не рад, что ввязался в этот проект, — вспоминает М. Михайлюк. — Нагрузка была колоссальная. Мы часто работали с утра до глубокой ночи, а мне приходилось выполнять функции не только аранжировщика и клавишника, но также звукоинженера и звукооператора. Моя голова была забита сложными компьютерно-техническими головоломками, как будто я решал в день по двести шахматных задач». Все закончилось ссорой и тем, что окончательное сведение Александр делал сам.

 

Однако они все-таки выступили вместе на премьере фильма «Асса». И это было чуть ли не единственное сценическое выступление Синицына. Он предпочитал заниматься студийной записью и работать над цельными произведениями. Вероятно, что именно отсутствие живых выступлений и некая элитарность его музыки оставила Александра в тени других громких имен.

 

Тем не менее это не помешало ему оказать влияние на многих музыкантов и художников того времени. «В интервью для ‘100 магнитоальбомов’ идеологи ‘Оберманекена’ с пиететом называли Александра Синицына своим ‘духовным наставником’. Как, впрочем, и остальные московско-питерские декаденты. Но особенно удивила меня группа ‘Мумий Тролль’, которая как-то на саундчеке исполнила ‘Девушку из Волгограда’. Лагутенко непринужденно спел ее наизусть, признавшись потом, что любил творчество Синицына еще во время учебы во Владивостоке — наравне с ‘Аквариумом’, ‘Кино’ и ‘Мануфактурой’». А. Кушнир для Colta.ru

 

 

Позднее в содружестве с Вадимом Кузнецовым и музыкантами первого состава «Арии» Кириллом Покровским и Александром Львовым А. Синицын выпустил еще несколько альбомов под новой вывеской — группа «Союз композиторов». М. Михайлюк стал выступать сам по себе — в частности, на крупном рок-фестивале в г. Вильнюсе. В 2012-ом году продюсер и лидер группы «Мегаполис» Олег Нестеров выпустил сборник Синицына «Голос звездочета», в котором можно услышать как звучали странные песни Александра песни без Михайлюка.

Галла Гинтовт

Тэги: , ,