Художники на Стороне

На волне популярности новой русскоязычной музыки в контакте появилось достаточное количество художников, так или иначе фиксирующих околомузыкальную жизнь, и ставших ее лицом.

Нашим первым «Художником на Стороне» стала Аня Досада.

«Я из Екатеринбурга, родины «4 позиции Бруно» и Монеточки, рисую с раннего детства, сейчас учусь на третьем курсе отделения живописи. Увлечение новой русской волной началось с группы «Лемондэй», я слушала их не отрываясь полтора года, потом стала ходить на концерты, узнала многих других исполнителей, с кем-то познакомилась лично, мне заказали первую афишу, и вот я уже продаю свои стикеры на Новогодней Ионосфере. Рисовать для групп — большое удовольствие, это тебе не офисный календарь накатать, после учебы собираюсь переехать в Питер и работать фрилансером, даже если заработок будет небольшой.

Летом побывала на концерте Sonic Death, до этого я их не слушала, кто-то говорил «ты че, это же сам Арсений Морозов», а кто-то кричал из толпы, чтобы они больше не приезжали, но у меня был дикий восторг, я тряслась как осиновый лист перед невероятной крутостью этой группы и боялась заговорить с ее участниками, а потом стала понимать, что это глупо, так принижать себя перед кем-то и быть этим противным определением «фанатка». У тебя куда больше возможностей, когда ты не боишься говорить с людьми наравне. И пусть я не умею петь и играть на музыкальных инструментах, я все равно могу стать частью новой русской волны, и все те люди, которые ходят на концерты, тоже часть всего этого, без аудитории не было бы движа.

В этот новый год мы с Аркадием Фридманом (админом «мемов пра новую рускую волну») поехали в Питер на Новогоднюю Ионосферу, потому что он должен был объявлять группы и смешно шутить на сцене, а я просто дала ему денег на дорогу, чтобы он взял меня с собой. Мы вписались у Геры Коробейникова (организатора «Танцев низкого качества»), сходили на репетицию группы «Свиная грусть» и встретились с репером Маслёнком. На Ионосферу пришло мало народу, большинство чисто на выступление «Вхоре» и RSAC, по этому аудитория, откликнувшаяся на сложные шутки Фридмана, была весьма скудной, почти все выступления я просидела, продавая мерч, но были и крутые моменты: когда «Свиная грусть», Маслёнок и Фридман сорвали выступление Феликсу Бондареву, вышли на сцену и начали зиговать.
По всей округе отключили электричество и тогда «Свиная грусть» утроила полый угар, бесовские крики, катания по полу, обнаженка, это было потрясающе.
В следующий вечер мы пошли в гости к Боровику Ералашу, там я увидела, как пишутся песни, на стену кухни светил проектор с текстом, который коллективно редактировался и сразу же исполнялся. На предпоследний день нашего пребывания планировался концерт «Свиной грусти» и «Боровика Ералаша», но его отменили, кажется из-за того дебоша, который произошел на Ионосфере, вместо этого состоялся квартирник.
Я, в составе Фридмана, Маслёнка, Геры и участников группы «Уроды под водой» оказалась в самобытной квартире, высокие потолки, флаги со странными символами, новогодняя елка, толпа народу, сквозь которую было трудно протолкнуться, гитара Боровика и перформанс «Свиной грусти». После перформанса я отправилась на вписку к Косте Кайро. Атмосфера их вечера кардинально отличалась от последних проведенных мною дней, это была нормальная вписка адекватных, практически трезвых (не считая Ромы Параноида) людей. Честно говоря, мне даже стало скучно. Позже подъехал Андрей Митрошин, а затем и толпа пьяного Фридмана, Маслёнка, Боровика и «Уродов под водой», которых не пустили. Мы забрали пьяного Рому и поехали к Уродам, которые накормили нас и уложили спать.
На следующий день мы уехали назад, на Урал.»






Следующей нашей собеседницей стала Катерина Балинская, чей паблик с рисунками называется CTHRN.

СТОРОНА: Как в твою жизнь пришло рисование?

Катя: «Я живу в Омске и учусь в омском государственном университете по специальности журналистика. Когда-то я хотела поступать на дизайн, но, так как я не училась в художественной школе, с этим возникли бы сложности. Сейчас я ни о чём не жалею, мне нравится, как складывается моя жизнь на сегодняшний день. Я рисую с раннего детства: всё начиналось с солнышек и цветочков, а потом появился интерес к людям. Училась рисовать сама, срисовывая понравившиеся иллюстрации или выдумывая что-то своё».

СТОРОНА: Почему это связано с музыкой?

Катя: «Я люблю рисовать тех людей, которые меня вдохновляют (внешностью, внутренними качествами или чем-то ещё). Отсюда и возникло желание рисовать музыкантов, поэтов и людей вообще».

СТОРОНА: Что рисуешь помимо портретов?

Катя: «Есть небольшая история с исполнителем ssshhhiiittt, один парень подкинул мне идею нарисовать его, я это сделала, а потом этот исполнитель (Никита Кислов) попросил сделать обложку для его EP. Идея обложки принадлежит ему, он объяснил мне, что хочет видеть на изображении, и я нарисовала. Увы, авторство он нигде не указал, было немного обидно, но обложка, как по мне, получилась неудавшейся, поэтому ладно».

СТОРОНА: Есть ли для тебя разница рисовать на бумаге или компьютере?

Катя: «Я рисую ТОЛЬКО на бумаге, а именно – в блокноте. Компьютерная графика не мила моему сердцу, увы. К развитию различных сфер деятельности в интернете я отношусь как к хорошей возможности заявить о себе – как бы ни было грустно, но сегодня люди безвылазно здесь сидят. А прелесть осязаемых картин в том, что они настоящие, что постепенно становится редкостью в наши дни».

СТОРОНА: Что думаешь об отечественной сцене?

Катя: «Если опираться на мои чувства, что я обычно и делаю, то могу сказать, что с отечественной сценой всё в порядке, потому что я не перестаю открывать для себя новые группы, которые делают, как по мне, потрясающую музыку».

СТОРОНА: Удается ли работать в этой сфере?

Катя: «Я занимаюсь оформлением обложек для Радио Ракета. Пока что это единственное
постоянное сотрудничество».

СТОРОНА: Есть ли у тебя любимый современный художник?

Катя: «Я не могу ответить на вопрос о любимом современном художнике, так как такового не имею. Часто вижу очень крутые работы в сети, но не могу назвать автора какой-либо из них своим любимым. У меня есть знакомые, которые рисуют, и для меня они – любимые художники, хоть и совсем неизвестные, потому что я знаю, глядя на их работы, настоящие чувства, которые они вкладывают в свои рисунки, и эти рисунки для меня значат очень многое».







Галла Гинтовт

Тэги: ,