Хаски перед первым сольным концертом

Фотография взята из официального сообщества «Хаски»

15 июля 2016 года состоялся первый сольный концерт рэпера Хаски. После выхода альбома «Автопортреты» его сразу окрестили новой звездой экзистенциального рэпа, и как оказалось, спустя время, не зря. Читайте одно из первых интервью с Димой об истоках, гражданской позиции и русской культурной традиции.

Откуда возникло твоё имя, Хаски?

Возникло оно в 2010-ом, по-моему, году, я участвовал в одном из интернет-баттлов тогда. Ну и ник появился из-за того, наверное, что я из Сибири сам, – на тот момент я переехал как раз в Москву, в столицу, – и мне хотелось принадлежность эту региональную подчеркнуть. Наверное поэтому.

У музыки сейчас есть некая социальная функция, вокруг образуются субкультуры, придерживающиеся определённых политических взглядов. Ты видишь для себя в этом какую-то цель?

Цель я не вижу, но поскольку наше время богато на политические события, приходится в них ориентироваться – естественно, у меня есть позиция своя, и так или иначе я стараюсь контактировать, общаться или делать какие-то совместные вещи с людьми, которые эту позицию разделяют. И если я сам, может быть, в силу молодости или еще чего-то не могу эту позицию артикулировать для какой-то группы людей, то по крайней мере я стараюсь честно отвечать на вопросы и находить единомышленников, скажем так, вписываться в какие-то темы, которые делают другие люди, чтобы тем самым этот социальный аспект творчества у меня тоже был, и я был бы спокоен, и меня совесть не мучила бы за то, что происходит.

Фотография взята из официального сообщества «Хаски» Вконтакте.

В одном из интервью ты говорил, что не хочешь второго Майдана для своей страны, но патриотичность тебе близка, возможно как-то творчеством повлиять на ситуацию?

На самом деле я не уверен, что могу, – в силу того, что у меня не настолько велика аудитория, чтобы я мог какое-то судьбоносное значение иметь как музыкант для аудитории своей. Но так или иначе; скажем вот, мой старший товарищ Захар Прилепин: они с РИЧем делали песню «Пора валить», – достаточно жесткая песня, была очень остро воспринята. Вот я вписался как бы в эту песню, именно потому, что я хотел сказать свое слово. Может быть не столько повлиять на кого-то, сколько для себя, скажем так – знаешь, это как… Вот что-то происходит, и если ты в стране остаешься – это тебя мучает. А если это в конечно итоге хоть какое-то значение будет иметь, я, конечно, буду рад. Но в целом и общем я делаю это для себя, чтобы мне было спокойнее внутри себя, скажем так.

В пятницу пройдёт первый сольный концерт, почему до этого не выступал?

Ну вот так получилось, так сложилось, не знаю почему. Может быть, я не был достаточно заинтересован, занимался какими-то другими тоже делами, и серьезных предложений по большому счету не было.

Кто пишет тебе музыку, какую роль она играет для тебя?

Долгое время я сотрудничал с отечественными битмейкерами, которые помимо меня писали для многих других артистов жанра – с FD Vadim, с объединением Diamond Style, у них диапазон от группы Грот до артистов с лейбла Black Star Inc., еще с какими-то битмейкерами, может, менее известными. Но с какого-то момента я стал работать со своим товарищем, Queertones, и, собственно, сам тоже что-то делаю сейчас. Что-то делаем вдвоем, что-то делает отдельно он, отдельно я. Материал, который пишется для нового альбом, уже достаточно автономен в том плане, что мы делаем все сами. Есть еще пара ребят, но я не могу пока сказать, будем ли мы сотрудничать или нет.

Так или иначе, в основном вдвоем работаем, да, и наверное это правильно, потому что сейчас остро встала такая проблема: очень однообразно звучит музыка, если дело касается рэпа. Есть какой-то звук, который был актуален несколько лет назад, и есть люди, которые этот звук делают до сих пор, и есть как бы новый звук, который стал уже популярным и будет популярнее и популярнее. И то, и другое звучание очень схематично, однообразно как-то. Хочется – хоть я и не музыкант в полной мере – и в музыкальном плане какое-то свое слово сказать, поэтому все так.

Снимок из клипа «Пора валить»

Кто больше всех повлиял на отечественный рэп, на ком сам вырос?

Ну я много слушал русского рэпа, когда был подростком. Очень много разного; вообще я вырос очень далеко, у меня не было там интернета и так далее, я слушал вообще все подряд, что более-менее играло по частотам. Если конкретно по именам – наверное, это Loc-Dog, это омская движуха, Грот и 25/17, это the Chemodan, это Типси Тип, может быть, Рем Дигга – это то что я слушал. Ну, Oxxxymiron, да… так как-то, я не знаю. Они, все исполнители, они друг с другом не очень ладят, наверное, в одной какой-то плоскости не существуют. Но я их слушал, когда мне было лет 17-18, и наверняка они повлияли как-то на меня все понемножку. Сейчас уже сложнее, пропал подростковый запал какой-то (смеется), я не могу слушать музыку уже с таким вниманием.

А что вообще думаешь о белой рэп-музыке, что особенного в русскоязычном рэпе?

Я на самом деле больше люблю музыку, которую делают чернокожие ребята. А что касается русскоязычного рэпа, то, вероятнее всего, у нас, у русской культуры настолько сильна… Вот, скажем, в Штатах нормально делать песни про то, как люди отдыхают, и большая часть рэперов пишут песни об этом – о том, как все хорошо, про вечеринки и так далее. А у нас, нашей русской культуры, еще с советских времен, она на людей типа давит – в том плане, что чувак не может всерьез этим заниматься, это очень сложно. Принято, наверное, относиться к людям, которые что-то говорят, с таким вниманием, с которыми относились и к рок-музыкантам, которые двадцать лет назад шумели, и к рэперам так же относятся отчасти. То есть русскоязычный рэп, хочет он того или не хочет – иногда ему это в пользу, иногда ему это во вред – это все-таки наследие огромной культурной традиции.

Хотя сейчас, когда интернет перемолол всю эту историю, молодежь уже делает какие-то вещи, которые никак не соотносятся с тем, что происходило на русской земле в предыдущие столетия. Но в целом и общем, конечно, очень сложно вот эту традицию преодолеть – у меня и нет никакого желания, честно говоря. Поэтому у нас так мало позитивных композиций про то, как здорово отдохнуть там на пляже и так далее, потому что русский рэпер никогда всерьез этим заниматься не будет. А если это человек, который вырос в эпоху Интернета, – наверное, он может, отодвинув всех этих русских тараканов, со спокойной душой читать там про деньги, про женщин легкого поведения и не будет никакого дискомфорта при этом ощущать.

Автор фото — Игорь Клепнев, рукопись — Хаски.

Получается, ты сам именно из-за такого дискомфорта был бы не готов про такое читать?

Не, мне просто другое нравится. Видишь как получается – я слушаю каких-то американских артистов, которые абсолютно не вкладывают никакого смысла или даже не пытаются это сделать…

Как условный Дрейк, например?

Ну вот Дрейк наверное, да, хоть я не особо его поклонник — но в том числе и Дрейка, да, вполне могу его послушать. Но когда я слушаю русских рэперов, которые делают так же, как «там» – у меня это не очень получается, честно говоря (смеется). Потому что мне, видимо, как человеку, который на лоне русской культуры вырос, это сложно все воспринять. И я считаю, что это очень здорово, и ты знаешь – если все так действительно, если рэп является или, может быть, будет это наследие усваивать и преумножать – это будет очень здорово на самом деле. Поэтому от него [наследия] отказывается ни в коем случае не надо. У меня никогда и мысли не возникало от него отказываться, открещиваться, нет. Думаю, что кому-то это наследие очень мешает; если ты это мог заметить, скажем, на Украине делают много музыки актуальной какой-то, где-то из Беларуси постоянно артисты… У нас же как бы что – у нас есть Егор Летов, насквозь политизированный, насквозь замороченный артист, а люди хотят все-таки немножко отдохнуть, немножко релакса. А вот живя в России очень сложно делать такую музыку, потому что ты не можешь не ощущать этого, как Летов говорил о Башлачеве: «Я чувствую, что за ним стоит армия мертвецов». То есть эта армия мертвецов, она так или иначе стоит за каждым человеком, который пытается по-русски какую-то мысль выдать.

Часто ходят разговоры, что рэп – современная поэзия, а кто твой любимый поэт?

Насчет того, что «рэп – это современная поэзия», я в этом не очень уверен, честно говоря, хотя я бы был не против, если бы так оно и было. Но у меня просто не хватает компетенции оценку дать этому явлению – рэпу как поэзии. То есть я бы хотел, чтобы рэп и в музыкальном плане был чем-то значимым, чтобы в рамках и мировой музыкальной культуры какое-то место [достойное] занимал, тоже было бы неплохо, да.

А что касается любимых поэтов – ну, у меня вкус достаточно популярный, я думаю. Мне нравится Пушкин, Блок, наверное, Есенин, – ну вот Борис Рыжий, да, мы тут все любим Рыжего очень. Опять же, из поэтов русского рока я бы Летова, Башлачева опять назвал, наверное так. Вот РИЧ мне подсказывает, еще Андрей Машнин, тоже можно о нем сказать как о поэте; такой правда, немного в андерграунде человек. Но я думаю, что если бы у нас существовал какой-то институт людей, которые определяют это все – ну, не хватает у нас немного критики музыкальной, честно признаемся, и если бы этот институт существовал, то и Машнина бы давно уже как-то канонизировали как поэта.

Леонид Мещерин, Галла Гинтовт

Тэги: , ,